yadocent (yadocent) wrote in lugansk_lg_ua,
yadocent
yadocent
lugansk_lg_ua

Categories:

Как и за что боролись шахтеры Донбасса в 1990-е и против чего протестуют сегодня

Забастовки, страйки, протесты. В практике нашей страны они ассоциируются с шахтерами и простыми рабочими. Именно им почему-то проще всего не выплатить вовремя зарплату. Свои.City решили вспомнить 1990-е годы на Донбассе, когда не смолкал стук касок, – и сравнить это с современными протестами шахтеров. А еще заглянем в Беларусь, где во время протестов после президентских выборов страйкуют предприятия.

Начало 1990-х. Первые независимые профсоюзы

– В 1989 году в Советском Союзе восстали шахтеры, – вспоминает Михаил Волынец, глава Независимого профсоюза горняков Украины. – Их было около 1,1 миллиона человек. В Украине около 500 тысяч – не меньше. Тогда не было политических требований, только экономические: повышение зарплаты, средства гигиены, продукты и уважительное отношение.
В то же время мы направили в Киев шахтеров, которые пошли по Крещатику шеренгой, сцепившись локтями. Тогда это выглядело впечатляюще

Все, кто видел это, журналисты, которые снимали, задавались вопросом – откуда эти шахтеры? Затем стало понятно, что с Донбасса. Так о проблемах горняков узнала общественность.

Шахтерские забастовки повлияли на принятие 3 августа закона «Об экономической самостоятельности Украинской ССР».
В 1990 году начали создавать независимые профсоюзы.



– Тогда начали появляться одиночные требования политического характера, – добавляет Волынец. – В 1991 уже требовали отставку Горбачева и правительства. Кое-где шахтеры выступали за независимость.

Объединения рабочих имели большое влияние. Так, во время путча 1991 года Леонид Кравчук в поисках поддержки встретился с двумя лидерами независимых профсоюзов в Киеве – Климовым и Галяутдиновым.

1993. Самый массовый страйк и обещание референдума об автономии Донбасса

Самый массовый страйк за всю историю независимой Украины начался 7 июня 1993 года. Его причиной стал резкий взлет цен на продукты. Тогда первыми вышли горняки шахты имени Засядько. Волна быстро охватила 230 других шахт, 40 шахтоуправлений, 400 предприятий металлургической, машиностроительной, химической промышленности и других направлений. Уже тогда шахтерские стачкомы выдвигали требования о проведении референдума о недоверии президенту и Верховной Раде и требовали региональную автономию Донбасса.

Сначала переговоры с горняками вел вице-премьер Виктор Пинзеник – но не договорился. В итоге на переговоры пришел Ефим Звягильский – глава правления арендаторов шахты имени Засядько и народный депутат. Инициативу договариваться по политическим и экономическим вопросам взяли на себя директора горнодобывающих предприятий.

Ефим Звягильский
Ефим Звягильский Автор: УНИАН

Результата получилось достичь спустя 10 дней, 17 июня. Тогда Рада якобы назначила на 26 сентября референдум. Однако его отменили за два дня до назначенной даты. Зато в 1994 году прошли досрочные выборы в парламент и в 1994 выбрали нового президента – Леонида Кучму. Несложно понять, кто сыграл роковую роль в президентстве Леонида Кравчука.

К слову, первый президент Украины довольно часто посещал Донбасс и встречался с шахтерами. На шахтеров, как и на восток Украины вообще политики того времени делали большие ставки, как на потенциальный электорат. Выборы уже были демократическими и некогда богатый край мог обеспечить нужное количество голосов.

Пикет шахтеров летом 1997 года
Пикет шахтеров летом 1997 года

1998. Протесты тех, кто 2,5 года не получал зарплату

Практически весь год горняки шахт Луганской области объявляли забастовки, устраивали пикеты. Их акции поддерживали горняки из других областей. Например, Павлоградский независимый профсоюз горняков (НПГ) из Днепропетровской области ходил в Киев, тогда в акции участвовала тысяча человек.

Такое же количество из Первомайска с 24 мая по 19 июня стояло под Луганской облгосадминистрацией. Тогда требования шахтеров частично выполнили.
На момент такого пикета зарплату не выплачивали полгода, а по регрессным и прочим выплатам – три года

Тогда председатель НПГ шахты имени Баракова и депутат Луганского областного совета Дмитрий Калитвенцев также объявил забастовку, но ему быстро пообещали отдать долг. Без согласия с профсоюзами к ЛОГА вышла небольшая группа горняков, которая в итоге получила свою зарплату за два месяца и разошлась по домам.

Все рухнуло, когда Минуглепром прислал на шахты телеграммы о замораживании задолженности по зарплате за 1997 год до 1999 года. Это произошло в первые недели июля 1998 года. Самая большая задолженность была у государственного холдинга «Краснодонуголь».

Здание «Краснодонугля» в оккупированном сейчас Сорокино (до декоммунизации – Краснодон)
Здание «Краснодонугля» в городе Краснодон (ныне ЛНР), который киевский режим "декоммунизировал" в Сорокино
Автор: coal-guru.com

Дмитрий Калитвенцев возобновил активность и написал письма руководству шахты, руководству компании и в облсовет на имя его председателя Виктора Тихонова, а также председателя облгосадминистрации Александра Ефремова. Тогда решили проводить круглый стол вместе с шахтерами. Но депутаты Валентин Дзонь и Василий Надрага убедили всех, что план развития угольной отрасли и выплаты долгов у них есть. Как такового, его не было. Калитвенцев потом находил эти документы.

В июле-августе 1998 года горняки краснодонских шахт имени Баракова, «Дуванная», «Краснодарская-Южная» и «Суходольская-Восточная» не выдержали и пришли с пикетом под здание Луганской облгосадминистрации. Зарплату им не платили 2,5 года. Деньги через подставные фирмы проходили мимо государства. Уголь продавал холдинг, а не напрямую поставляло производство. Ресурс могу уходить разными схемами за границу. Людям могли выборочно выплачивать по 30-40 гривен в месяц, а могли не давать ничего.

Работники горнодобывающих предприятий в итоге разбили в парке напротив здания ЛОГА палаточный городок, который в народе носит название «дураковка». Люди требовали свои честно заработанные деньги.

Луганский пикет 1998 года
Луганский пикет 1998 года Автор: Николай Сидоров, istpravda.com.ua

Акция началась 15 июля 1998 года. Тогда из Краснодона вышли 94 шахтера, которые направились в Луганск. К 1 августа напротив облгосадминистрации стояли 250 человек. Во время перекличек фиксировали до 500 человек. До конца акции добыло 277 человек. Закончилось все 17 декабря очередной трагедией, о которой ниже. Почему очередной? Потому что их будет несколько за время проведения страйка.

Опять 1998-й. Избиение шахтеров на День независимости

Директора шахт увидели, что ситуация ухудшается, и люди настроены серьезно – то есть работать без зарплаты не будут. Им не осталось ничего иного, кроме как пойти на договор с руководством ЛОГА. Соглашения в верхах пошли на Киев в Минуглепром и Администрацию президента.

Деньги на выплату долгов в Украине нашли, но только выжидали, сколько отдавать. Пикет хотели подавить задержками, загоном протестующих в вольер перед обладминистрацией и ежедневными милицейскими сопровождениями шахтеров. Те ночевали в паре километров от места акции. Выглядело такое сопровождение, как конвой. Так поступали весной с работниками шахт Первомайска. Поэтому в случае с горняками «Краснодонугля» было иначе – участники акции сразу разбили палаточный городок через дорогу от ЛОГА в сквере.
Милиции тогда дали специальное распоряжение ходить по дворам рядом и собирать подписи у местных жителей, что шахтеры им мешают. Горняки во время акций стучали пластиковыми бутылками и касками по асфальту. Так они привлекали к себе внимание.

Руководил процессом тогда генерал В. Будников. Его имени и фотографии нормального качества в интернете уже не найти. О людях, поддерживающих горняков, и самих шахтерах он тогда сказал: «Здесь нет народа. Здесь есть сто идиотов конченых». Эти слова есть на диктофонной записи, которая приобщена к нескольким уголовным делам. Кстати, они до сих пор не раскрыты.

На День независимости Украины у шахтеров в 1990-е была традиция – ходить факельным шествием и сжигать чучело «паразита». Ни один человек во время таких карнавалов не пострадал. И в районных городках об этом обычае прекрасно знали. В Луганске 24 августа 1998 года такое мероприятие стало предлогом для разгона бастующих.
«Беркут» и местная милиция во главе с Будниковым (на фото) и его замом Никитенко готовили провокацию

Ближе к 19.00, когда должно было начаться шествие и шахтерам выдавали керосин для факелов, к чучелу подошел отряд милиционеров во главе с неким Н. Журавлем. Они заявили, что в «паразите» взрывное устройство. По словам шахтеров, бомбы внутри чучела не было, они предложили милиции осмотреть его в их присутствии. Пока это происходило, кордоны милиции и «Беркута» оттеснили группу шахтеров в 20-30 человек от всех остальных единомышленников. Последовала команда: «Беркут, пошел! Глубина 5 метров». Людей били дубинками, ногами, били лежачих. Тогда же против бастующих применили нервно-паралитический газ «Терен-2».

«Історична правда» приводит воспоминания Владимира Попова из Брянки, который оказался тогда в центре событий:

– Драка шла везде до памятника Тараса Шевченко. Несколько минут я был в кольце милиции и ОМОНа вместе с шахтерами. Шахтеров били жестоко. То тут, то там падали люди. Десятки бессознательных тел на асфальте... Несколько шахтеров провели мимо меня с заломленными за спины руками. Шум, стоны, крики и обращения к гражданам-луганчанам за помощью. Шахтеры – беспомощные в своей ярости и слабости против ОМОНа и милиции.
Драка длилась минут 15-20. Затем ослабла. Машин скорой помощи я не видел.
Около 20 часов все закончилось тем, что шахтеры сбились в кучу, сели на асфальт и начали вовсю стучать пустыми бутылками. Здесь же зажгли факелы
Раненых подобрали, разнесли по палаткам. Я подходил, разговаривал с шахтерами: как же драться с милицией?! Надо побить все окна в домах облгосадминистрации, как это сделали крымские татары в Симферополе. Меня воспринимали. как провокатора. Пожалуй, седина спасла меня от расправы. Наслушался я мата от шахтеров и угроз от милиции.

Кордон в итоге получилось прорвать и шахтеры сели. По правилам в таком положении их не имели права трогать. Но не в этот раз. Вспоминают, что шахтерам помог огонь. Они отбивались от милиции факелами. На землю пролили много керосина, был риск сильного возгорания. Тогда в центре города были народные гуляния в честь праздника. Центральная площадь находилась от места пикета в какой-то сотне метров.

Все снимал канал 1+1, в Раде создали специальную комиссию по расследованию обстоятельств дела. От милиции заявлений не поступало. Они говорили, что были у себя по штабам. Видео побоищ пролежало два года в Генеральной прокуратуре на «экспертизе», комиссия не добилась внятных деталей, заявления в милицию не принимали, врачи «скорых» и больниц, принимавших шахтеров, молчали. Есть версия, что их запугивали.

Михаил Волынец, глава Независимого профсоюза горняков Украины, говорит о давлении в целом:

– Аресты у нас были в 1996 году. Арестовали троих – один повесился, двое запили. Меня по сегодня контролируют силовые структуры, слушают мой телефон. Я знакомился с материалами внешнего наблюдения за собой.

14 декабря 1998 года. Самосожжение шахтера

В этот день между 3 и 4 часами утра шахтер Александр Михалевич совершил акт самосожжения. В его предсмертной записке было написано:

«Не могу больше терпеть и ждать каких-то обещаний, не верю и в выдачу задолженности 15 декабря. Поэтому я решился на этот поступок. Надоели издевательства со стороны руководителей шахты и администрации. Это не выход в жизни, но, может, из-за моего поступка скорее решатся дела. Сам трезвый и нахожусь в нормальном состоянии. Отвечаю за свои действия».

Александр промучался две недели в больнице и умер от ожогов не совместимых с жизнью 28 декабря 1998 года. Деньги шахтерам обещали отдать на следующий день. Власти не выполнили своих обещаний. Через день, 17 декабря, шахтеры начали штурм Луганской государственной областной администрации. Тогда сменили директора госхолдинга «Краснодонуголь» и деньги выдавали людям до 6 утра. Долги на тот момент погасили все.

2020. Пятимесячный простой шахт в Доброполье

Довольно громкие протесты шахтеров были и в этом году. Они коснулись четырех шахт «ДТЭК Добропольеуголь» (компания принадлежит Ринату Ахметову) в Донецкой области. С марта они стояли без работы, сотрудникам платили только ставку – по 5 тысяч гривен. Люди вышли на протест с требованием возобновить добычу, и в итоге дошли со своей акцией до Киева.

Глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец комментирует:
– 1 июля на меня напала полиция во время митинга на Банковой. Ударили сильно ботинком вниз ноги и прорубили практически до кости. Месяц была непрерывная боль.

Михаил Волынец во время протестов шахтеров в Киеве в июле 2020 года
Михаил Волынец во время протестов шахтеров в Киеве в июле 2020 года Автор: Фейсбук Михаила Волынца

Такая ситуация возникла из-за того, что ПАО «Центрэнерго» больше не закупает донецкий уголь. Эту фирму связывают с украинским олигархом Игорем Коломойским, у фирм которого публичное акционерное общество покупало газ и российский уголь.

Еще в мае этого года и. о. министра энергетики Ольга Буславец выступила с критикой политики «Центрэнерго» относительно отказов покупать государственный уголь. А 17 июня Кабмин постановил, что в приоритете – использовать для ТЭС отечественный уголь. Тогда же обратили внимание на ПАО, которое теперь будет покупать уголь у Доброполья.

13 июля угледобывающие предприятия «ДТЭК Добропольеуголь» возобновили работу. Шахты стояли пять месяцев. С «Центрэнерго» подписан контракт на поставку угля с этих шахт.

Михаил Волынец говорит:

– Время от времени сейчас происходят страйки. Они не настолько организованы и не настолько эффективны.
Власти научились покупать лидеров даже независимых профсоюзов. Для меня это неожиданность. Мы таких пытаемся менять и бороться с этим всеми способами
Мы не можем давать задний ход и скатываться до старых карманных профсоюзов.

Периодически мы добиваемся успехов – людям выплачивают зарплату. А потом начинают избавляться от наших лидеров. Любой власти нужны старые профсоюзы как ширма.

2020, Беларусь. Политическая борьба

В Украине от подобных акций страдает прежде всего крупный предприниматель. В Беларуси подобное неповиновение превратилось в часть социального протеста против Лукашенко по итогам президентских выборов. Шахтеры и рабочие там прекрасно знают, что могут нанести серьезный убыток экономике, которая прямо или косвенно имеет отношение к государственной системе. Сейчас, в частности, бастуют шахтеры в Солегорске и рабочие Белорусского тракторного завода.

Мы уже рассказывали о реалиях наших миролюбивых соседей от первого лица. В Минске побывали правозащитники Константин Реуцкий и Евгений Васильев. Не без последствий для себя. В СИЗО они провели более суток. При этом, со слов Реуцкого, милиция в Беларуси боится не протестов. Она их может погасить. Силовики Лукашенко боятся именно страйков.
«Максимальная жестокость». Реуцкий подробно рассказал о задержании и избиениях в Беларуси

Константин Реуцкий, правозащитник, представитель благотворительного фонда Восток SOS, отмечает:

– Они не боятся уличных протестов и уверены, что, без труда подавят любую мирную акцию, сколь массовой она ни была бы. Для них это, как если бы зайцы пошли в атаку на охотника. А вот всеобщей забастовки они реально боятся, понимая, что это быстро приведет к краху режима. Единственная их надежда на то, что рабочих удастся купить. Говорят, на нескольких заводах этот фокус прошел – сотрудникам начисляли большие надбавки при условии отказа от забастовки, и коллективы сами блокировали инициаторов протестов. При этом менты с грустью констатируют, что на большинстве предприятий это, скорее всего, не сработает.

Протесты на Белорусском тракторном заводе
Протесты на Белорусском тракторном заводе

– Проводя параллели с Беларусью сегодня, скажу – чем быстрее они придут к политическим требованиям, тем быстрее у них пойдут все процессы: эволюционные, демократические и эффективные, – размышляет Михаил Волынец. – Видно, что шахтеры там самые активные – Зимин (Николай Зимин – председатель стачкома и неформальный лидер бастующих шахтеров в Беларуси. – Свои) и другие молодые хлопцы. Зимина уже отпустили, давали 25 суток. И он опять вышел на митинг.

Такие забастовки дают своих неформальных лидеров. Старые профсоюзы пытаются подстраиваться под настроения людей. Они неэффективны и не выстоят. Удар держать будет сложно.

Независимые профсоюзы там всегда под прессингом. Там всего 10 тысяч членов на всю Беларусь. Им нужно создавать ячейки и устав. Но у нас никогда не было так жестко, как у них. Так никогда не били.
https://svoi.city/articles/96307/princip-zabastovki-kak-i-za-chto-borolis-shahteri-donbassa-v-1990-e-i-protiv-chego-protestuyut-segodnya?fbclid=IwAR2LrI2QgXdoWjvsWYDZhumZB2BHJjUzQv9wyIdzFZs1ABWfCvRkphYpk-g


Tags: Донбасс, История, Протест
Subscribe

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment