yadocent (yadocent) wrote in lugansk_lg_ua,
yadocent
yadocent
lugansk_lg_ua

Category:

Почему мы продолжаем уезжать в Донбасс



Привет. Меня зовут Андрей. Студенты называют меня Андрей
Юрьевич. Мне 29 лет, я кандидат наук; я работал во многих российских
университетах, во многих очень неплохих университетах. В этом году
я переехал жить и работать в Донецк. И я хочу рассказать тебе, читатель,
зачем.

В Донбассе, ты ведь знаешь, идет война, идет уже четыре
года. Эта война для людей, не равнодушных к судьбе своего народа,
занимала одно из главных мест в череде событий на мировой арене.
Донбассом активно интересовались литераторы, его обсуждали политики
и общественные деятели, о нем спорили журналисты, в Донбасс отправлялись
добровольцы из центра и окраин России. Донбасс для нас стал, по меткому
выражению Захара Прилепина, точкой сборки.




Но интерес к донбасской истории, начавшейся в 2014 году, увы, постепенно угасает,
подобно тому как угасает в народе заряд пассионарности, который и вызвал
Русскую Весну. Уходят герои, погибают, уходят, разочаровываются. Для
многих Русская Весна окончилась. Для кого-то она закончилась со смертью
Александра Захарченко. Для кого-то конец Русской Весны связан
с чем-то еще. Но общее разочарование налицо. Александр Проханов,
например, пишет: «Сегодняшний Донбасс, который стреножен, огненный взлет
которого остановлен, где погашена светоносная философия Новороссии, —
является буферной зоной между Россией и будущей натовской Украиной».

В недавнем своем интервью Захар Прилепин (который, по сути, за всю современную
русскую литературу отдувался в Донбассе: снарядил батальон, собирал
гуманитарку и т.д.) сказал так: «Закончилась моя “русская весна»,
завершилась она. Донбасс был местом свободы. Донбасс строил левую
государственность. Донбасс был свободен в культурной сфере — там не было
нашего «шоубиза” с его игрой на человеческих слабостях и пошлости.
Донбасс руководствовался реальными героическими персонажами и реальными
героическими устремлениями. А сейчас туда зашел российский бизнес,
который делает из Донбасса подобие рядового региона России. Это вызывает
во мне глубокую жизненную печаль».

Я тоже чувствую эти настроения, и во многом разделяю их; конечно, это витает в воздухе.
Но я бы хотел дать некоторое разъяснение, в котором нуждается донбасский
вопрос сегодня. Это разъяснение сейчас крайне необходимо всем нам, тем,
кто чувствует это общее разочарование.

В Донбасс с началом войны из России хлынуло несколько пассионарных волн. Первая волна была связана
с добровольцами, которые отправились в Донецк и Луганск защищать
русских людей с оружием в руках. К этой волне принадлежат первые герои
Донецкого Народной Республики, легендарные полевые командиры,
профессиональные военные и просто мужчины, ехавшие защищать свой народ.
Вслед за этой волной сразу же пошла вторая: литераторы, политики,
общественные деятели, которые собирали в Донецк и Луганск гуманитарную
помощь, которые поднимали тему Донбасса в информационном пространстве,
которые посвящали Донбассу стихи, повести, песни всех жанров. Эти первые
две волны постепенно отходят. Ряды добровольцев, которые ехали
в Донбасс в первые месяцы войны, поредели. Да и добровольцев уже давно
нет — у республик есть регулярная армия. Что касается политиков,
общественных деятелей и литераторов всех сортов, то тема Донбасса
в их повестке занимает все меньше и меньше места. Главные манифесты,
стихи и песни о Донбасской войне уже написаны. Что дальше?

Дальше за этими двумя первым волнами должна пойти третья волна пассионариев.
Это должны быть люди, готовые в долгой и трудной работе, к подвигу уже
не на поле боя и не в политике, но в гуманитарной, образовательной,
медицинской и других сферах. Работа эта, конечно, никогда
не прекращалась в Донбассе, но сейчас она должна выйти на первый план.
Многие работники образования и медицины покинули Донбасс с началом
войны, кадровый голод не всегда удовлетворялся качественно. Это
надо исправить. В Донбасс вслед за добровольцами, журналистами
и литераторами должны теперь хлынуть врачи, школьные учителя
и университетские преподаватели. В них есть потребность здесь и сейчас.
Это будет героизм ничуть не меньший, чем героизм на поле боя. Должна
мобилизоваться целая армия новых пассионариев мира, которые поедут
в Донбасс чтобы помочь пассионариям местным в строительстве государства.
Можно сколько угодно мечтать о том, чтобы Донбасс вернулся наконец
в Россию в правовом аспекте, чтобы через инициативу сверху все вдруг
переменилось и стало хорошо. Но пока того не случилось, нужна инициатива
снизу, инициатива от нас с вами. Быть может, от этой инициативы немного
измениться, но благодаря ей по крайней мере не станет хуже. Это уже
будет победа.

Я скажу за себя. Максимально конкретно.
Я не профессиональный солдат, не политик и не идеолог; я не поэт,
который может Донбассу посвятить стихи, и не олигарх, который может
поддержать регион денежными вложениями. До времени я, конечно,
успокаивал свою совесть переводами в гуманитарные фонды Донбасса,
но сейчас для меня этого мало. Что конкретно я могу сделать для
Донбасса, для моего народа, который здесь живет? Я могу делать то, что
умею. Если я преподаватель, я могу преподавать здесь. Если врач,
то лечить здесь. Все просто. Нравственные решения иной раз принимаются
очень просто. Скажу только за себя (но знаю, что это применимо
ко многим): для меня уехать жить и работать в Донбасс было единственным
возможным вариантом продолжить нравственное существование. Приехать
сюда, чтобы жить и трудиться, чтобы разделить со своим народом все беды,
которые он претерпевает.

Причем это говорит сибиряк, который
большую часть жизни прожил в Черноземье. Но и Сибирь, и Черноземье,
и русский Север, и Дальний Восток — это же все Россия. И русский Юг
тоже. Здесь не «другое государство», не чужой народ, здесь наш, русский
народ, здесь наша Россия. Это очевидно для меня, сибиряка,
перебравшегося на самый Юг России; это очевидно для сотен тысяч других
людей, которые поддерживают Донбасс, причем не только русских людей,
но людей по всему миру: европейцев, американцев. Правду не скрыть. Здесь
живут русские люди, они принадлежат русской культуре, русская культура
принадлежит им. Они говорят и всегда говорили на русском языке.
За русскую культуру и русский язык, которых их хотели лишить, они
и восстали. Они восстали за нас с вами, и за это по ним сейчас стреляют,
стреляют почти в упор из тысяч орудий. Мне непонятно, как можно
не поддержать этих людей, как можно держаться какого-то нейтралитета
по отношению к «этой войнушке», как выражаются многие, как можно
отделаться словами «все это грустно» и тем более как можно выступать
против Донбасса и поддерживать тех, кто целенаправленно и осознанно
уничтожает народ Донбасса.

Я уверен, что многие чувствуют то же
самое, что и я. Вопрос о Донбассе — это в существе своем не политический
вопрос (во всяком случае, не только политический), но вопрос
нравственный. Многие остро чувствуют нравственное недомогание в связи
с этим вопросом. Это недомогание проходит здесь, в Донбассе, поверьте.
И многие другие недомогания, кстати, тоже. Все духовные болезни лечатся
любовью к Родине. Это не моя фраза, это сказал персонаж великого
историософского романа современности «Сердце Пармы» Алексея Иванова.
На наших глазах разыгрывается, без преувеличения, великая историософская
драма. Она задевает судьбы нашей Родины и наши собственные личные
судьбы. Я убежден, что в свободном принятии Судьбы своей Родины
как своей собственной Судьбы мы обретаем свою Свободу и одновременно
нравственное освобождение.

Война за Донбасс все еще продолжается,
война за Россию никогда не оканчивалась. И история тоже не окончена,
но участвовать в ней могут лишь свободные люди, осмелившиеся превратить
свою Судьбу в свою Свободу. Донбасс сегодня именно то место, где это
можно сделать. Главное решиться.

http://zavtra.ru/blogs/pochemu_mi_prodolzhaem_uezzhat_v_donbass

автор в ЖЖ https://a-doc-jekyll.livejournal.com/
Tags: Донбасс, Мнение, Россия
Subscribe

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments