yadocent (yadocent) wrote in lugansk_lg_ua,
yadocent
yadocent
lugansk_lg_ua

Category:

Вспоминая референдум 11 мая 2014

Вспоминает учитель гимназии № 2 поселка Успенка Лутугинского района Наталья Швец, которая во время референдума была председателем местной избирательной комиссии.

Я была в числе тех, кто одними из первых участвовали в охране (захваченного восставшим народом Луганщины в апреле 2014 года здания областного управления) СБУ. Возила продукты митингующим, видела своими глазами как люди, которые там стояли, по первому же кличу тревоги строились в шеренгу, а женщины бежали вперед, чтобы остановить возможное кровопролитие.

Когда пришло время организовывать референдум, особых трудностей не возникало, потому что люди были очень активными, отзывчивыми и сплоченными. На тот момент я работала учителем в Успенской школе. Мы провели на поселковой площади собрание жителей в поддержку референдума и расклеили объявления. Желающих быть членами избирательной комиссии оказалось даже больше, чем надо. Я взяла на себя ответственность и стала председателем избирательной комиссии, так как при Украине более пяти раз была членом избиркома, и у меня был определенный опыт в организации выборов.

Явка в день референдума была 100%. Даже родственники тех, кто должен был голосовать на дому, приходили на избирательный участок, а мы их отправляли домой и успокаивали, что про вас не забудут и обязательно приедут с урной для голосования. В день референдума было ощущение радости и торжества. Я бы сказала, что это было триумфальное шествие на выборы.

Если говорить на сегодняшний день о значении референдума, я думаю, мы сделали правильный выбор. И, в первую очередь, по той причине, что мы сохранили память о тех, кто отстаивал нашу Родину, наш мир и воевали с фашизмом. Во-вторых, наше будущее для молодежи нашей Республики будет совсем другим. Мы не воспитаем националистов, а настоящих патриотов своей земли.

***



Вспоминает заместитель председателя избирательной комиссии из села Большой Суходол Краснодонского района Татьяна Тесова.

Я была одним из организаторов референдума в нашем селе. Оно достаточно большое, около 1200 человек имели право проголосовать 11 мая. И явка на референдум составила 98%!

Конечно, мы общались с односельчанами, обсуждали происходящее в стране, но никаких уговоров и тем более давления с нашей стороны и в помине не было. Люди сами анализировали информацию о том, что тогда творилось в Киеве, и сами принимали решение. Сомневались в своем выборе только единицы. В тот день настроение у людей было отличное, все были на позитиве. Молодежь организовала дежурство, чтобы ничего не случилось, чтобы не было попыток срыва голосования. Поступали заявления от лежачих больных, инвалидов с просьбой проголосовать на дому. Мы никому не отказали, объехали всех желающих.

А в конце дня сняли на видеокамеру впечатления людей, сделали маленькие интервью. Они до сих пор хранятся у нас, очень хотелось бы, чтобы их увидели те, кто позже сочиняли сказки о голосовании "под дулами автоматов".

Люди сами, сознательно и обдуманно, сделали свой выбор в 2014 году и до сих пор не жалеют об этом. Конечно, проблем в Республике еще немало, но мы это все выдержим. Ведь если уж идти – так до конца.  

***

Член избирательной комиссии из Краснодона Ирина Золотарева.

Когда мы (члены избирательной комиссии) утром пришли на участок, который находился в здании краснодонской гимназии, были опасения, что людей будет мало, так как политикой традиционно интересовались далеко не все. А после открытия участка мы были просто в шоке: люди шли и шли сплошным потоком, нам буквально некогда было поднять головы. И 90-летние бабушки с палочками, и инвалиды, и молодежь…

За весь день голосования зал ни разу не опустел. Нам несколько раз не хватало бюллетеней, по нашей просьбе их подвозили. Особенно запомнился момент, когда родственники на коляске привезли инвалида. К лежачим больным мы, конечно, выезжали на дом, но в тот момент свободной выездной урны не было. Вбежала родственница инвалида и попросила кого-то из нас выйти к нему на улицу: его привезли к участку на коляске, потому что он плакал из-за того, что не сможет отдать свой голос за суверенитет Республики.

А вечером членам комиссии пришлось просить о добавочном времени для голосования, так как шахтеры, которые возвращались со смены, не успевали до закрытия участка. Нам дали еще час, и мы дождались приезда горняков.  

На фоне этих воспоминаний потом просто смешно было читать выдумки украинских СМИ о голосовании под дулами автоматов, о каких-то вооруженных людях. У нас – мирных краснодонцев – был такой подъем, такое единство, такая общность, каких я, наверное, больше не встречала. Это был настоящий всплеск патриотизма, толчком к которому стали события в Киеве. И ни одного инцидента в день референдума не произошло.

Такого сплочения людей я, честно говоря, не ожидала. И именно оно стало самым ярким воспоминанием об этом дне.

***

Председатель городской избирательной комиссии из Первомайска, в последующем ополченец, экс-советник главы администрации Первомайска по молодежной политике, общественный деятель Александр Трухин.

Власть в городе, которая была, она до последнего не понимала, какую сторону им принимать, и от них поддержки не было вообще никакой. Поэтому инициативу взяла в руки группа неравнодушных людей. Они осознавали, что слово людей может что-то решить и изменить ситуацию, которую нагнетал Киев. С горящими глазами организовывали 38 участковых комиссий во всех поселках – во всех 38 участках, даже все милиционеры мысленно были с нами.

Это была самая большая явка людей, за все время, даже инвалиды тянули друг друга на инвалидных колясках. Я точно сейчас не помню до процента, но в среднем явка составила 90 процентов. Народ был настроен конкретно – что они проголосуют, и Россия их поддержит, верили в это. Из 31 с лишним тысячи людей, что пришли на выборы, "за" проголосовали почти 31 тысяча, 700 человек только "против".

Спустя четыре года мы верим в светлое будущее, я сейчас занимаюсь патриотическим и спортивным воспитанием молодежи, и четко понимаю, что мы строим наше будущее для нашей молодежи и вместе с молодежью.

***

Председатель участковой избирательной комиссии из Свердловского района Ольга Шило.

Я выборами занималась с 2004 года, опыт работы в городской избирательной комиссии был. Этот опыт помог дальше при подготовке к референдуму, да и в комиссиях собрались, в основном, те же люди, с которыми работали всегда на всех выборах. Люди проявили большое желание и с энтузиазмом откликнулись на то, чтобы пойти работать в комиссиях на референдуме. Мы обзванивали, предупреждали людей, что эта работа бесплатная, и люди с готовностью – после всех тех событий, которые случились – и с большим желанием соглашались.

Никаких угроз нам не поступало, но опасения были. Во время голосования к участкам подъезжали незнакомые машины с незнакомыми людьми, но все были готовы, все были начеку -  в комиссиях готовились к возможным провокациям, изготавливали "куклы" ящиков с бюллетенями. И после голосования они отвозили бюллетени двумя группами – одна с настоящими бюллетенями окольными путями, а вторая – везли пустую коробочку, чтобы отвлечь внимание.

Явка была большая, люди стояли в очередях, шли не боясь, открыто, это был для них, можно сказать, всенародный праздник. Все готовы были проголосовать, все готовы были помочь чем-то, приносили членам комиссий покушать, потому что понимали, что из-за большого количества голосующих, люди работали до поздней ночи. Весь процесс был организован группой энтузиастов, все делали за свой счет, на своем транспорте.

Мы никогда не жалели о том, что участвовали в референдуме, что сделали именно такой выбор. Глядя на то, что происходит на Украине – конечно же, мы сделали правильный выбор. Надеемся, что в дальнейшем это еще более будет подтверждаться, что мы идем по правильному пути. Мы это все делали для будущих поколений, для того, чтоб и нашим дети росли в нормальной атмосфере, в любви к своей Родине.

***

Вспоминает участница референдума из Перевальска Татьяна Сокол.

Референдум был 11 мая, а у нас в первых числах мая уже был гарнизон на базе кафе "Торнадо", хозяйкой которого я являюсь. Мой муж Сокол Александр Иванович организовал. С апреля мы на базе нашего кафе организовывали и отправляли под здание СБУ (в Луганске) команды, и у нас стояла там палатка от Перевальского района, и по сменам люди ездили и находились под СБУ. Вооружения у нас не было, но, тем не менее, боевой дух был. Много людей приходили с Перевальского района к нам и высказывали свое мнение, что нужно что-то делать, предпринимать, что мы хотим быть с Россией. И вот мы все высказались на референдуме.

Мы – русские, мы хотели говорить на русском языке, жить как русские люди и не хотели, чтобы у нас бандеровские укрофашисты руководили, как это случилось на Украине, когда произошел переворот, и хунта взяла власть в свои руки. Мы не хотели этого, не могли с этим смириться, поэтому шли на референдум. У нас такая сумасшедшая волна патриотизма была, что просто передать невозможно. Люди просто шли от мала до велика: и пенсионеры, и молодежь, и кто не воевал, и военные. Люди шли и говорили, что хотят защитить свою землю, чтобы сюда не пришли украинские фашисты. Мы – русские, мы выросли в СССР. И даже совершенно молодые ребята были, средний возраст, старший возраст.

Все равно и сейчас настроение не меняется – в Украину никто не хочет. По крайней мере, среди моих знакомых, среди моих друзей нет таких, которые бы хотели в Украину. Все равно мы знаем, что мы будем с Россией. Да, все понятно, мы же тоже не глупые люди и понимаем, что по геополитическим причинам Россия не может так просто нас под крылышко взять.

***

Вспоминает жительница Кировска Валентина Захарина, которая в 2014 году возглавила одну из 10 территориальных комиссий города по проведению референдума.

Когда референдум провел Крым, было так обидно, что ничего подобного у нас не происходит, власти молчали. Поэтому жители Кировска активно начали поддерживать события в Луганске, начиная со взятия (в апреле 2014 года восставшим народом Луганщины) здания (бывшего областного управления) СБУ и в последующем. Помогали, кто чем мог. Это было невообразимое единение на тот момент, поддерживали все. Когда встал вопрос о необходимости проведения референдума, если честно, мы немного боялись. Но, когда мы пошли на разговор с городскими властями, то они (косвенно) поддержали нас, сказав, что это наш выбор и мы не имеем право влиять на него.

Я много лет принимала участие в организации выборов, еще с 1998 года, и весь процесс я и мои коллеги знали, но на выборах всегда шли установки "сверху" - что и как делать. На референдуме же этого не было, поэтому было волнительно. После того, как мир узнал о страшном преступлении в Одессе 2 мая, стало еще и страшно, ведь стала вероятной угроза всевозможных провокаций. Однако мы понимали, что зарождается что-то новое, и так хотелось изменить мир к лучшему. Поэтому мы провели этот референдум. Были повышенные меры безопасности, нас охраняли ополченцы, правда, тогда еще с палками вместо автоматов…

Слава Богу, референдум у нас в Кировске прошел спокойно, провокаций не было вообще. Это не было похоже на обычные выборы, это была всенародная акция. Люди приносили на участки еду, помогали, чем могли, и явка была, соответственно, несравнимо большая, чем когда-либо на выборах украинского президента или парламента. Явка тогда была, уже точно не помню, но более 80%.

Это было наше решающее слово, мы отстояли свой город, мы показали, что мы достойны жить лучше, мы доказали, что мы не хотим жить с тем руководством, которое там в Киеве. Да, нам страшно, нам бывает очень обидно, но мы теперь свободные люди и обязательно добьемся поставленных целей.

***

Ззаместитель председателя территориальной избирательной комиссии Ровеньков Иван Суколенов. 

До декабря 2013 года я был вообще аполитичным человеком, не интересовался политикой, а когда начались события в Киеве, я понял, что будет война и фашизм проснулся, и просто не смог пройти мимо.

26-27 февраля я сорвался и поехал в палаточный городок возле бывшей Луганской областной государственной администрации (ОГА). Так началась у меня Русская весна, я начал ходить на митинги, народно-освободительным движением занимался.

Когда пришло время референдума, я был заместитель председателя территориальной комиссии, то есть мы за три-четыре дня собрали практически полный состав комиссии для того, чтобы организовать голосование.

По явке на референдум была достаточно высокая цифра – более 90%. Была положительная и достаточно однозначная волна среди населения, конечно, были и люди, которые были против, но они в большинстве случаев просто не пришли на референдум.

***

Один из организаторов референдума в Антраците и Антрацитовском районе, командир дружины "Восточный округ" Александр Ткаленко.

Я с 23 февраля 2014 года выходил на митинги для защиты Антрацита, в защиту своего выбора. К референдуму мы пришли настолько подготовленными, то есть к 11 мая у меня была уже грандиозная дружина, около ста человек. Я был лидером, командиром дружины "Восточный округ".

Нам удалось поднять дух людей, мы по нескольку раз в неделю проводили митинги, чтобы люди понимали, что нужно провести референдум. У нас референдум прошел на большом подъеме общественности.

У людей был большой энтузиазм, они понимали важность этого выбора. По нашему району явка была 97%.

***

Председатель избирательной комиссии Каменнобродского района Людмила Капустина.

Когда начались эти события, я никуда не уезжала и не собиралась – здесь муж, дети, внуки, правнуки. На тот момент я была на пенсии, но работала председателем квартального комитета, была депутатом районного совета трех созывов. Наши события восприняла всем сердцем. Ранее я много лет занималась выборами, в основном была наблюдателем, агитатором, работала в избирательных комиссиях. Видимо, поэтому меня нашли и назначили председателем избиркома на референдуме, хотя ранее я никогда председателем не была. Так была создана наша Каменнобродская комиссия в школе №22. Выбрали меня наверно потому, что исполком меня знал хорошо, знали, что я не подведу. Живу я здесь более 50 лет, с самого замужества, и все меня знают. В нашу комиссию пошли люди такие же, как и я.

Особой подготовки к выборам не было, все было спонтанно. Развесили объявления, что 11 мая будет проходить референдум. В день голосования люди шли сами, никто никого не уговаривал, не то, что раньше, когда на каждых выборах мы ходили по дворам и просили людей идти голосовать. В этот раз людей было очень много, как никогда. Шли гурьбой, не по два-три человека, а целыми толпами. Комиссия не успевала принимать. Ну, понятно, у всех был такой порыв – люди шли по зову сердца! Многие даже изъявляли желание помогать.

Все прошло спокойно, люди шли и шли, стояли в очереди, пели, плясали, такой подъем был. Мы продолжали принимать и после восьми часов вечера. Эксцессов никаких не было, особой охраны тоже, но рядом с нами находился Виталий Киселев – наш известный ополченец с позывным "Коммунист".

Ночью повезли бюллетени, и мы с мужем повезли их на машине. И вот когда поехали, то я сначала не обратила внимания, а потом увидела, что нас охраняют машины наших бойцов с автоматами. И вот тут мне стало страшно, это был действительно серьезный процесс.

Потом, когда уже началась война, мы воду людям возили, хлеб. Также, летом 2014 я стала работать в Федерации профсоюзов. Меня Олег Константинович (Акимов) попросил поработать по приему документов по погибшим и раненым. Сейчас работаю у Анны Борисовны (Сороки) в проекте "Не забудем, не простим!" нашего движения "Мир Луганщине".

***


Tags: Гражданское сопротивление, Люди Луганска, МОЛОДЦЫ ЛУГАНЧАНЕ!, Мнение луганчан, Наше мнение, Память, Референдум
Subscribe

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments