yadocent (yadocent) wrote in lugansk_lg_ua,
yadocent
yadocent
lugansk_lg_ua

В гремящей тишине

Корреспондент «ВПК» – по горячим следам боевой операции войск Новороссии

Город Дебальцево Донецкой области – важный железнодорожный узел, соединяющий юго-восточные области Украины не только между собой, но и с Россией. Фактически это одна большая сортировочная станция с десятками километров подъездных путей вокруг, отстойниками, ремонтными депо и различными хозяйственными постройками, призванными обеспечивать бесперебойную работу «транспортного мегаполиса».

Если до начала объявленной киевским правительством весной прошлого года антитеррористической операции на юго-востоке Украины Дебальцево был широко известен в узких кругах железнодорожников, то сейчас название этого населенного пункта не сходит с первых полос не только украинских и российских, но и мировых средств массовой информации.

Дорога к Дебальцеву

Прежде чем подразделения луганской народной милиции, казаки и отряды ополчения смогли приступить к штурму города, им пришлось отбить у силовиков Чернухинскую птицефабрику. За несколько месяцев украинские военные превратили это когда-то крупное и прибыльное сельхозпредприятие в важный элемент оборонительных позиций на востоке Дебальцева.






Украинские военные бросили все что было: ящики с минами, коробки с сухими пайками, спальные мешки, утепленные куртки, американские защитные шлемы, медикаменты, немецкий полевой энергоагрегат

Несмотря на подписанный Минский протокол, 16 февраля на птицефабрике продолжалась, как указывается в докладах разведывательных органов, «активность». Это был, если можно так выразиться, плацдарм, откуда бойцы Луганской народной республики вели штурм города.

«Мы ее заняли давно и навсегда. Выбили «укропов» жестко и мощно. Посмотрите, трупы до сих пор валяются», – рассказывает боец одного из комендантских подразделений, сменивших после штурма ушедшие дальше на штурм Чернухино и Дебальцева казачьи отряды и части народной милиции.

На въезде действительно лежат пять брошенных при поспешном отступлении трупов украинских солдат, ждущих своей очереди, когда их вывезут гуманитарные организации или волонтеры.

«Что удивительно, когда мы штурмовали птицефабрику, то в основном ее обороняли обычные «армейцы» (военнослужащие ВСУ.А.Р.), солдаты-срочники. Судя по документам, 1993–1994 годов рождения. Их как призвали, так до сих пор и не отпускают по домам. Некоторые уже почти по два года отслужили (официальный срок службы по призыву на Украине один год.А.Р.). Одеты были кто во что», – вспоминает другой военнослужащий комендатуры.

Следует отметить, что украинские военные живут по принципу «Мы своих не меняем привычек». Все позиции и использовавшиеся постройки завалены мусором, загажены, захламлены. В зале для совещаний на втором этаже одной из построек в грудах рабочей документации и книг «освободители» устроили отхожее место, не смущаясь, что этажом ниже находилось их расположение.

«Мы два дня за ними выгребали весь мусор, приводили все в порядок. Недаром «укропы» на своих эмблемах любят рисовать их национальное животное – свинью. До войны птицефабрика была очень богатой. В каждом кабинете хорошая мебель, компьютеры, принтеры, оргтехника. Только «укропы» ее заняли, сразу растащили все, что могли, и отправили посылками домой», – рассказывает боец комендатуры.

Во дворе птицефабрики украинские военные разместили несколько самоходных гаубиц 2С1 «Гвоздика» и буксируемых Д-30. Рядом с орудиями был развернут склад боеприпасов, где хранились снаряды, в том числе для танков, боевых машин пехоты, а также минометные мины. В результате точного попадания не только весь арсенал, но и часть Д-30 была уничтожена. Правда, по словам ополченцев, штурмовавших птицефабрику, самоходные «Гвоздики» все же смогли уйти.

Самое интересное на Чернухинской птицефабрике – автомобильная техника ополченцев. Рядом с привычными самостоятельно забронированными ГАЗ-66 и ЗИЛ-131 стоит пикап «Фольксваген Амарок» с установленным на нем 30-мм гранатометом АГС-17, а чуть позже подъезжает «Лэндкрузер Прадо», буксирующий на прицепе 120-мм миномет. Недалеко от исправных машин стоит перевозивший боеприпасы «Фольксваген Туарег». Он попал под обстрел, посечен осколками, стекла выбиты.

По дороге, идущей мимо птицефабрики, на машине буквально за пять минут можно попасть, переехав мост над железнодорожными путями, в восточный пригород Дебальцева – поселок Октябрьский, окраину которого продолжали удерживать украинские силовики, контролировавшие подъезды к поселку. Правда, автомобильный мост уже был занят отрядами ополченцев. Поэтому добраться в Дебальцево пока можно только одним путем – вдоль железной дороги дойти до автомобильного моста, а затем мимо украинских позиций добежать до первых домов в Октябрьском.

Встреча с «Булатом»

На въезде в Чернухино прямо на дороге – гордость украинского танкопрома – модернизированный основной боевой танк Т-64БМ «Булат». Несколькими днями раньше по не совсем понятной причине на этой боевой машине во время движения порвалась гусеница и, ударом разворотив надгусеничную полку в передней части корпуса, отлетела в кусты. Украинское «чудо-оружие» пытаются реанимировать бойцы-ополченцы.

В гремящей тишине
Фото: Алексей Рамм

Памятуя о непрекращающемся споре, какой ОБТ лучше – Т-72 или Т-64, обследуем трофей, тем более что до нынешней войны украинские специалисты утверждали, будто по своим ТТХ «Булат» превосходит практически все модели Т-72 и является чуть ли не лучшим на территории бывшего СССР.

Надо признать, что снаружи за счет установки новой динамической защиты «Нож», дистанционно управляемой зенитно-пулеметной установки и метеодатчика танк выглядит достаточно грозно и даже футуристично. Но внутри – обычный Т-64, отличающийся только дополнительным прицелом у наводчика-оператора. Как ни странно, все служебные надписи в танке сделаны не на «державной мове», а на русском языке. На первый, может быть, достаточно субъективный взгляд, у нашего Т-72Б3 электронная начинка более современная.

По крайней мере один «Булат» еще раньше стал трофеем Луганской народной республики и использовался в боях против прежних хозяев. Как рассказывают ополченцы-танкисты, воевавшие на Т-64БМ, главная его проблема – низкая техническая надежность.

«Это восстановленные и «откапиталенные» танки, на которые поставили новые прицелы и электронику. Но сам ремонт украинские танкостроители сделали очень плохо. Машина постоянно ломается, выходят из строя различные узлы и агрегаты. Много проблем с двигателем», – сетует танкист-ополченец.

Несколько собеседников рассказали, что встроенная динамическая защита Т-64БМ при попадании в нее снарядов взрывается настолько сильно, что зачастую наносит повреждения самому танку.

По соседству с «Булатом», буквально в паре десятков метров лежит выгоревший украинский Т-64 с отброшенной взрывом на приличное расстояние башней. Чуть дальше, на разгромленном украинском блокпосту на въезде в Чернухино стоит уничтоженная БМП-2 ВСУ и кустарно бронированный ГАЗ-66 сводного милицейского отряда из Полтавской области.

Но игра идет не в одни ворота, как может показаться на первый взгляд. В нескольких десятках метров от уничтоженных украинских позиций стоит БМП-1 народной милиции, подорвавшаяся, по словам сопровождающих ополченцев, на мине.

После «Урагана» с «Градом»

В Октябрьском украинские военные контролируют всего пару улиц и стоящий на восточной окраине террикон. Чтобы попасть в поселок, приходится пробежать пару сотен метров от автомобильного моста по пустырю, в прямой видимости с позиций силовиков на терриконе.

Целых домов в Октябрьском не осталось. Когда отряды ополченцев вошли в поселок, украинская артиллерия открыла массированный огонь, пытаясь не дать им продвинуться дальше. Одновременно силовики попытались атаковать пехотой при поддержке танка и БМП. «Т-64 ездил вдоль улиц и бил прямой наводкой по домам, которые мы занимали», – вспоминает участник тех боев.

Сейчас этот танк, уже подбитый, стоит на перекрестке, как бы обозначая нейтральную зону между позициями ополченцев и силовиков. Выгоревший остов БМП-2, также участвовавшей в неудачной контратаке, торчит посередине пустыря, недалеко от террикона. Надо отметить, что атака ополченцев была настолько стремительной, что основную часть украинской бронетехники сразу же уничтожили на импровизированной стоянке рядом с терриконом.

Вдоль железной дороги можно попасть и в Дебальцево – в район 1-я Площадка, микрорайон 50 лет Победы и другие. Целых домов почти не осталось и здесь, везде воронки, остатки ракет реактивных систем залпового огня «Град» и «Ураган». В Дебальцеве удивительно сочетаются дома частного сектора и многоэтажные постройки, которым досталось больше всего.

Мирные жители уже осмелели и выходят из укрытий, чтобы найти продукты, воду и, если получится, выйти из города. Большинство пытаются перебраться с территории, удерживаемой силовиками, в районы, подконтрольные ополченцам. В городе нет ни света, ни отопления, ни воды, даже холодной. Ополченцы, как могут, оказывают помощь – делятся продуктами, очищают колодцы.

По словам мирных жителей, силовики после 15 февраля просто озверели. Вламываются в дома, переворачивают мебель, бросают в помещения гранаты. Особенно отличаются различные «добровольческие» подразделения.

«Если честно, когда все началось, я не была против силовиков. Но сейчас просто ненавижу их. Столько бед они наделали нам, мирным жителям. Мы для них все «сепары», – признается жительница Дебальцева.

Блистательно проведенное бегство

18 февраля украинские части и подразделения попытались прорваться из образовавшегося после захвата Логвинова «котла». Днем раньше сдались силовики, удерживавшие позиции в поселке Октябрьском.

Само отступление, как позже заявил официальный спикер АТО Андрей Лысенко, должно войти в военные учебники примером блистательно проведенной операции. Сложно сказать, действительно ли так считает сам заявитель, но надо признать: «организованный выход» был проведен на таком высоком уровне, что украинские силовики бросили не только почти всю автомобильную технику, боевые машины пехоты, МТЛБ и т. д., но даже личные вещи, включая шкарпетки (носки – по-украински).

19 февраля в Дебальцево прибыла первая колонна с гуманитарными грузами от руководства Луганской и Донецкой народных республик – сухими пайками и другим продовольствием для мирного населения.

По дороге от тоннеля под железной дорогой и до площади перед городской администрацией, где и проходит раздача продуктов, удалось насчитать пять трофейных украинских БМП-2, три МТЛБ, несколько машин-кунгов на базе ГАЗ-66, в том числе один «автозак» и КШМ.

На западном въезде в Дебальцево по улице Постышева, рядом с мостом через железную дорогу были позиции подразделений 128-й горно-пехотной бригады и отрядов добровольцев. 18 февраля на мосту во время украинского отступления ополченцы уничтожили штаб батальона 128 огпбр, а также машину с сотрудниками спецподразделения МВД «Грифон». В это же время остававшиеся на позициях украинские солдаты и офицеры, побросав все, на исправных автомобилях начали «организованно отступать».

Здесь удалось насчитать еще три тягача МТЛБ, одну БМП-1. Недалеко от уничтоженной на мосту колонны 128-й бригады стоит ГАЗ-66 со 120-мм минометом в кузове. Тут же лежат ящики с минами, коробки с сухими пайками и личные вещи расчета. Прямо в поле стоит 100-мм противотанковая пушка МТ-12 «Рапира», рядом с которой лежат подготовленные для стрельбы фугасные и противотанковые заряды. На один из тягачей МТЛБ приварена решетка, шутливо называемая «кроватной», защищающая от кумулятивных гранат РПГ. Сразу бросается в глаза, что в отличие от основной массы «окроваченной» украинской бронетехники на этой «мотолыге» решетка сделана не кустарно, а скорее всего на заводе.

Сама же МТЛБ больше напоминает кибитку в цыганском таборе, чем боевую машину. Везде, где можно, прикручены какие-то тюки, сумки, рюкзаки. В десантном отделении, на днище которого постелены матрасы, такие же нагромождения «скарба». Имущество набито даже между решетками и бортами МТЛБ, а на саму «кровать» навешено восемь бронежилетов. Довершают живописную картинку люки десантного отделения, разрисованные национальными узорами, дополненными надписью «Путин – Плахой».

Надо признать, что и позиции, где находились украинские подразделения, не в лучшем состоянии. За те полгода, что силовики сидели там, не были оборудованы даже нормальные траншеи, переходы, блиндажи. Видел всего один окоп для мотопехотного отделения глубиной чуть выше колена. Правда, накиданный бруствер, по толщине неспособный удержать даже пули из стрелкового оружия, не говоря уже об осколках и снарядах, добавляет еще несколько десятков сантиметров.

Везде мусор, грязь, раскиданные боеприпасы. Судя по размерам мусорных куч, наращивались они все шесть месяцев. Удалось найти несколько землянок, на одной даже была установлена телевизионная антенна. Прямо посередине поля, рядом с чахлым деревцем обращает на себя внимание странная постройка, сбитая из досок и обтянутая черной пленкой, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся отхожим местом. Рядом с «полевым туалетом» – печка-буржуйка, вероятно, для того, чтобы занимающему кабинку было комфортнее оправляться.

Для ополченцев оставленные силовиками позиции – просто Клондайк. Украинские военные бросили все что было. На поле лежат десятки спальных мешков, утепленных курток, включая недавно поставленные канадским правительством, медикаменты, сухие пайки и т. д. Рядом с одной из землянок стоит мощный немецкий полевой энергоагрегат. Попадаются американские защитные шлемы PASGT, уже снятые Пентагоном со снабжения, но еще хранящиеся в большом количестве на складах. Примечательно, что брошенные каски, судя по серийным номерам, все из одной партии.

«У «укропов» новая тактика. Они так засирают свои позиции, чтобы нам было противно их захватывать. Всего пару раз видел нормальные окопы и огневые позиции. Везде же грязь, кучи мусора и всякого хлама», – делится впечатлениями сопровождающий ополченец.

Полевая медицина

Недалеко от брошенной «Рапиры» в грязи валяется подсумок защитного цвета, заполненный по всем современным правилам тактической медицины. В комплект входят не только турникетный жгут САТ и универсальный, так называемый израильский перевязочный пакет, но и современные гемостатические средства, даже специальная игла для снятия пневмоторакса. Внутри аптечки завязаны две ленточки – жовто-блакитная и флаг «Правого сектора».

Стоит отметить, что вся начинка аптечки IFAK (individual first aid care – оказание первой помощи) совсем свежая, выпуска августа – ноября 2014 года. Собрана она украинской гуманитарной организацией, уже давно поставляющей в войска такие комплекты. Тут же можно найти карманные брошюры – наглядные пособия по оказанию доврачебной помощи с использованием всех современных средств тактической медицины.

Благодаря стараниям различных украинских гуманитарных организаций, не только закупающих препараты, но и приглашающих зарубежных инструкторов, система оказания медпомощи в украинских добровольческих формированиях поставлена на достаточно высокий уровень. Но в регулярных частях ВСУ продолжают по старинке пользоваться жгутом Бубнова и выпущенными еще в СССР перевязочными пакетами.

Во время выхода из окружения ополченцами был уничтожен БТР с военнослужащими 8-го полка СпН. Спастись удалось только одному бойцу, чудом уцелевшему при обстреле, но оставшемуся без руки, оторванной практически по плечо. Остановив кровь турникетным жгутом, он засыпал рану гемостатическими средствами и даже перевязал ее. Потеряв много крови, не смог далеко уйти и пролежал три дня в лесопосадке, пока его не нашли ополченцы. Правда, сильно обморозился. Позже, получив медицинскую помощь в Луганске, боец был передан украинскому командованию. Как отметили врачи, только благодаря своевременным грамотным действиям он смог выжить и не умереть от кровопотери.

Брошенные и забытые

Одна из проблем руководства Луганской и Донецкой народных республик – что делать с телами погибших украинских военнослужащих. До февральской командировки как-то не верилось в рассказы, будто силовики просто бросают «двухсотых» на поле боя, даже не предпринимая усилий, чтобы их вернуть.

Увы, увиденное доказало, что украинскому командованию погибшие абсолютно безразличны, чего, конечно, нельзя сказать о простых гражданах и гуманитарных организациях, договаривающихся с ополченцами и вывозящих тела своих военнослужащих.

Со стороны народных республик большую работу по обмену не только убитыми, но и ранеными, а также пленными ведет Луганское отделение Украинского союза ветеранов Афганистана, чьи представители поддерживают отношения и с киевскими гуманитарными организациями, и с командованием противника. Очень помогают контакты с воинами-интернационалистами, оставшимися по ту сторону линии фронта.

С украинской стороны обмен убитыми взяли на себя так называемый союз «Народная память» и входящая в его состав гуманитарная миссия «Черный тюльпан». По словам представителей, с которыми удалось пообщаться в Луганске во время передачи тел, ранее союз занимался поиском останков погибших в Великой Отечественной войне и увековечиванием их памяти. «Мы все из разных городов Украины. Работаем тут с начала сентября. Мы те, кого называют поисковиками. Занимались и занимаемся Великой Отечественной. Получается, сейчас взяли на себя и такую миссию», – рассказывает представитель «Черного тюльпана».

Все же передачу тел нельзя назвать обменом. Обмена нет. Ополченцы при малейшей возможности отдают убитых силовиков без всяких условий. Украинские волонтеры забирают тела не только в моргах Луганска и других городов, но и непосредственно на линии фронта.

«Тут важно, чтобы соблюдался режим тишины. Со стороны ЛНР мы выступаем, если можно так сказать, гарантами, что не будут стрелять. Выходим сами на место встречи, проводим обмен либо передаем тела. А вот с украинской стороны – на кого попадешь. Бывает, наши партнеры с той стороны договорятся с командованием – и наступает «тишина». А бывает, только выходим – тут же обстрел», – проясняет ситуацию представитель Луганского отделения УСВА.

Ветераны-афганцы также самостоятельно ведут поиск погибших на местах боев, что сопряжено с известным риском не только из-за возможных обстрелов, но и из-за установленных мин. Известны случаи, когда украинские силовики минировали своих погибших.

Налаженной системы обмена пленными до сих пор нет. Во многом это связано, достаточно вспомнить недавние разоблачения известной правозащитницы Елены Васильевой, с прибыльным для определенной категории организаций и граждан, близких к украинскому Генштабу, Министерству внутренних дел и руководству АТО, бизнесом. Этим объясняется активное противодействие попыткам проведения обменов.

«Менять пленных всегда было тяжело. Украинцы постоянно срывали договоренности. Мы же сначала менялись по количеству. Столько-то наших на столько-то «укропов». Но на каждый обмен нам привозили, так сказать, «левых» людей. Хорошо, если просто задержанных политических активистов, но бывало, вообще задержанных из СИЗО, не имеющих никакого отношения к Новороссии, не говоря уже об ополчении», – вспоминает один из участников обмена. Сейчас, по его словам, от такой практики отказались и меняют конкретного человека на конкретного: «Мы ведем список наших пленных. С фамилиями, именами, датами рождения. Указываем другую информацию. Когда начинаются переговоры с «укропами», составляем список с данными украинских пленных и туда же вносим данные про наших. Вроде бы процесс пошел. Но и тут украинцы нашли лазейку. На каждого пленного ополченца их прокуратура заводит уголовное дело. Теперь, как что, так украинские представители сразу говорят: а вашего человека не отпустила прокуратура».

Опять перемирие?

После падения Дебальцева и уничтожения «котла», в Донецкой и Луганской республиках все надеются на то, что наступил пусть пока хрупкий, но все же мир. Хотя многие все же с опасением ждут весны – начала лета как самого удобного для силовиков времени продолжить войну. «Не дождемся мы мира», – такую мысль озвучивали не только бойцы ополчения, но и жители, уставшие от всего происходящего. Будем надеяться, что минские договоренности все же принесли мир.

Редакция «Военно-промышленного курьера» выражает признательность за содействие в подготовке материала центру координации «Новая Русь», компании «Группа 99» и ЦВМ «Армоком»

Tags: Война, Дебальцево, Народное ополчение, Чернухино
Subscribe

  • Еще одна версия событий Русской весны.

    Из мемуаров Андрея Горшкова "Пушкина" Северодонецк. Часть первая После взятия под контроль ряда промышленных предприятий : НПЗ н.п.…

  • Оружейные новости

    Тот самый "миномет Гелетея" ТТХ - калибр 150/299 мм, дальность стрельбы - не менее 5 км, масса боеприпаса 85 кг, заряд ВВ - 60 кг (при…

  • В ЛНР и ДНР закончилась эпоха героев

    Фото М1, бомбоубежище на Трудовских, Донецк. Год назад прошли памятные мероприятия, посвященные первой годовщине со дня убийства главы ДНР…

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment