yadocent (yadocent) wrote in lugansk_lg_ua,
yadocent
yadocent
lugansk_lg_ua

Categories:

История восстановления Луганской областной организации КПУ

Этот текст представляет собой опыт мемуаров о событиях 20-летней давности, которые уже стали историей. Статья приурочена к 20-летию Восстановительного съезда КПУ. Но хронология событий гораздо шире с 1991 по 1994 год. Рассказывается, как о всеукраинских событиях, в которых участвовал автор, так и о событиях в конкретно взятой Луганской области. О том, как мы, начиная практически с нуля, смогли за два неполных года взять власть в регионе с населением почти в три миллиона человек, попутно выиграв парламентские выборы.

1. Инициативный оргкомитет

В 1991 году, когда в СССР произошёл антисоветский переворот, приведший к запрету Компартии и развалу страны, я работал учителем в средней школе в райцентре Лутугино, недалеко от Луганска. Сразу же начал искать единомышленников для борьбы по восстановлению Союза и Социализма. Союза братских народов и социалистического общества.

Надо сказать, что против горбачёвской перестройки я выступил ещё в 1988 году, когда, будучи студентом пединститута, создал и возглавил политклуб «Здравый смысл», выпускавший стенгазеты разоблачающие клевету на историю СССР, боровшийся против популярных тогда в студенческой среде организаций типа «Мемориал» и «Студенческое братство». Но в партию я тогда не вступал. «Горбачёвщина» проникла тогда в КПСС, ею были заражены многие руководители, начиная от членов Политбюро, заканчивая парторгами предприятии и учреждений, которые после запрета Компартии стали ярыми антикоммунистами. Конечно, в партии оставалось немало честных людей, но предательская верхушка блокировала их действия. И вот в 1991 году оборотни с партбилетами показали своё истинное лицо, когда бросили, оклеветали и запретили партию, в верности которой клялись всю свою сознательную жизнь.

Я сразу же начал вести работу с теми из своих знакомых, кто не принял антинародной политики, проводимой тогда властями не только Украины, но и всех республик разрушенного СССР. Ситуация тогда казалась практически безнадёжной. На мои призывы откликнулось несколько человек.
Неизвестно, как долго продолжалась бы такая одиночная работа, если бы во время одной из поездок в Луганск, я не увидел объявление движения «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы», возглавляемое на всесоюзном уровне Ниной Андреевой. Вскоре я начал работать в этой организации, даже стал членом её областного исполкома. Но людей было мало. На областной конференции собиралось от силы 60 человек. При «Единстве» работала и небольшая парторганизация Всесоюзной Коммунистической партии Большевиков, партии основанной всё той же Ниной Андреевой. И я как-то предложил руководителю Луганской организации ВКПБ полковнику Г.П. Русанову поднять знамёна запрещённой тогда Компартии Украины, которая до запрета входила в состав КПСС. Ведь немало людей хранят партбилеты КПСС, и если мы будем выступать от имени этой партии, можно гораздо большего добиться. Георгий Павлович отказался – он сохранил верность ВКПБ. Но я нашёл единомышленников среди других товарищей таких, как журналист А.Н. Жарких, пенсионеры В.Ф. ХорошевскаяД.В. БабушкинВ.И. Терский, врач Н.Н. Лысых, полковник  Н.Г. Шушпанников, воспитатель детского сада Л.А. Гладкая и другие.

Понятно, что для возобновления деятельности КПУ в масштабе области нужны были определённые ресурсы. Имевшихся у нас явно не хватало. Тогда мы встретились с представителем Соцпартии в Луганской области, генеральным директором Межотраслевой ассоциации предприятий области Е.Я. Свиридовым, который долгие годы проработал на крупнейшем в Луганске тепловозостроительном производственном объединении «Лугансктепловоз» имени Октябрьской революции – на «Заводе ОР». Он занимал там крупные посты, имел определённые связи. Надо сказать, что Соцпартия, тогда воспринималась совсем не так, как сейчас. В то время члены СПУ, по крайней мере, на Луганщине, воспринимали её, как легальную форму работы коммунистов. Я никогда не был в Соцпартии и вообще ни в каких партиях, кроме КПУ, но в 1992 году мы – участники движения «Единство», проводили большинство своих акций вместе с социалистами. Неудивительно, что многие социалисты поддержали нашу инициативную группу.

Итак, в конце 1992 года мы образовали Луганский инициативный областной организационный комитет, по перерегистрации членов КПУ и подготовке к областной конференции. В него вошли, как представители движения «Единство», так и Соцпартии.  Если мне не изменяет память, в первый состав оргкомитета вошли 5 человек – А.Н. Жарких, Н.Г. Шушпанников, С.И. Аксененко, Е.Я Свиридов, Д.В. Бабушкин. Вскоре состав немного расширили. Реально работало гораздо больше товарищей. Так, В.Ф. Хорошевская, хоть формально не была членом оргкомитета, присутствовала на всех заседаниях – она вела протоколы и дала нам немало мудрых советов. А Лидия Андреевна Гладкая отвечала за партийную кассу. Часто приходили и другие члены движения «Единство» и СПУ, чтобы оказать помощь оргкомитету.

Параллельно я занимался восстановлением партийных организаций в Лутугинском районе, где тогда проживал. Я к тому времени уже работал корреспондентом Лутугинской районной газеты «Трудовая слава», поэтому в силу специфики работы, не был привязан к одному месту, а мог много разъезжать. К тому же я имел возможность печатать материалы о партийных делах – статьи, интервью, объявления о собраниях, о дате и месте перерегистрации коммунистов. Я создал в газете рубрику «Политическая палитра района», где для отвода глаз размещал иногда интервью с представителями РУХа, но в основном писал о левом и патриотическом движении. В том числе о мероприятиях в масштабах области и республики, в которых принимал личное участие. Те газеты у меня сохранились. Таким образом, я имею документальное подтверждение событий связанных с восстановлением КПУ с цифрами и датами.
Анатолий Николаевич Жарких выпускал газету «Выбор». После запрета Компартии это была первая на Луганщине и в Украине коммунистическая газета. Я помогал ему готовить некоторые материалы. Несколько номеров этой газеты сохранились в моих архивах.

Благодаря Дмитрию Владимировичу Бабушкину, который занимался «Книгой памяти» в Луганской области, заседал наш оргкомитет в том же самом помещении, где в советское время проводились бюро обкома партии – фактически высшего органа власти в те годы. Просто Дмитрий Владимирович в администрации оформил наши собрания, как заседания редколлегии областной «Книги памяти». Собирались мы каждую пятницу в 16 часов. Дело в том, что во всех предприятия и учреждениях в то время рабочий день начинался не позже 8 утра, поэтому в 16 было не рано. Позже заседали по вторникам. Эта же традиция сохранилась после того, как вместо оргкомитета было избрано бюро обкома КПУ, только время перенесли на 17:30. Это я уточнил по своим «днёвкам», то есть блокнотам с планами на день и записью об их выполнении. Я их веду с 15 декабря 1992 года, поэтому могу с большой точностью установить события каждого дня за последние 20 лет. Кстати, заседания актива движения «Единство» проводились по четвергам в 17 часов. Коммунисты в то время работали в этом движении. По крайней мере, по своим «днёвкам» я установил, что до мая 1993 я посещал заседания «Единства» регулярно, потом время от времени, но и тогда мы проводили многие акции вместе с представителями движения  «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы».

Другой общественной организацией, в которой мы работали, была «Трудовая Луганщина». А если точнее выразится – мы же её и создали. В то время большую активность в работе «Трудовой Луганщины» проявлял В.В. Иванов из Луганской городской парторганизации.
Ну и конечно, самой главной нашей опорой из общественных организаций была организация ветеранов Украины. Именно на её базе велась перерегистрация коммунистов. Именно через ветеранские организации заказывали мы помещения для наших собраний, когда Компартия не была зарегистрирована официально.

Восстанавливали мы тогда и комсомол. 13 декабря 1992 года провели областную XXVIII конференцию. Хотя областной эту конференцию можно назвать с большой натяжкой. Судя по моей заметке в газете «Трудовая слава» на конференции присутствовали представители города Луганска и четырёх районов области. В том числе Лутугинского.
Вообще с комсомольскими кадрами нам не везло. Мне, как самому молодому члену оргкомитета, а позже бюро обкома, товарищи постоянно пытались поручить кураторство над комсомолом. Но, наверное, вследствие молодости я категорически отказывался. Комсомолом вначале занялись члены «Единства» Н.О. Иванова и ещё несколько активисток этого движения. Они нашли семнадцатилетнего парня Игоря Гуменюка, который стал восстанавливать комсомол. Но Игорь не оправдал наших надежд и вскоре ушёл из партии и из Комсомола. Кстати, познакомился я тогда и с первым секретарем ЦК ЛКСМУ Василием Савиным, который пытался восстанавливать Комсомол в масштабах Украины, но вскоре покинул его. Таким образом, первым комсомольским лидером нового времени, который остался в рядах КПУ стал Юрий Александрович Феколкин. Я, кстати, был участником ХХХ съезда ЛКСМУ на острове Хортица в Запорожье 21.05.1994, где первым секретарем ЦК ЛКСМУ был избран Ю.А. Феколкин.

Что касается женского движения, у меня в памяти, сохранилось, что мы и его создавали, но по понятным причинам я в нём не участвовал. То же касается и Союза советских офицеров. В Советской Армии я дослужился только до сержанта, поэтому не мог участвовать в этой организации. Со стороны нашего оргкомитета ею занимался Николай Григорьевич Шушпанников, в то время начальник пожарной охраны области. Вскоре он вышел в отставку и всю свою кипучую энергию посвятил коммунистическому движению.

Скажу несколько слов и о Соцпартии. Здесь я несколько отойду от хронологии событий, так как плотно работал с этой организацией уже после того, как стал членом бюро ОК КПУ. Тогда мы её воспринимали лишь, как легальную форму борьбы коммунистов и ничего больше. Мы считали, что социалисты, после того, как КПУ будет легализована, вольются в наши ряды. Как это предусматривалось при создании СПУ. Многие так и сделали. Мы и подумать не могли, что А.А. Мороз захочет сохранить СПУ для реализации своих честолюбивых намерений. У нас на Луганщине областная организация СПУ работала на правах одного из райкомов Компартии. Это я заявляю, как секретарь по оргвопросам Луганского ОК КПУ. Именно через СПУ мне приходилось заказывать многие официальные мероприятия – митинги, пикеты, демонстрации, когда Компартия была под запретом. Мы воспринимали социалистов, как наших товарищей, которые работают легально, в отличие от нас «подпольщиков». Не помню точные цифры, но когда коммунистов перерегистрировалось примерно пять тысяч человек, социалистов было около 180-ти. Их руководители принимали участие в заседаниях бюро Луганского горкома КПУ, которое проводилось в помещении бывшего парткома «Завода ОР». Как второй секретарь обкома, я часто посещал эти собрания.

Итак, главной задачей нашего оргкомитета было проведение областной конференции коммунистов, которая сможет избрать уже не инициативный (то есть самозваный), а полномочный оргкомитет по перерегистрации коммунистов. Для того, чтобы провести полномочную областную конференцию, надо провести городские и районные, где будут избраны делегаты на областную. А чтобы провести городские и районные конференции, надо провести собрания первичных организаций. А чтобы провести собрания первичных организаций – надо их воссоздать. Хотя в ряде районов и городов областного подчинения местные оргкомитеты начинали с того, что собирали общерайонные и общегородские собрания, а потом восстанавливали первичные организации.


2. Восстановление парторганизации Лутугинского района

Как уже говорилось, я занимался партийной работой на уровне первичек в Лутугинском районе. Не могу не вспомнить здесь о важном для меня событии, которое произошло в декабре 1992. После того, как мы создали в городе Лутугино городскую первичную организацию (в то время она включала в себя 55 коммунистов), она на первом своём собрании приняла меня в ряды Коммунистической партии. Ведь, несмотря на то, что я уже 8 месяцев работал в левом движении и даже стал членом областного оргкомитета по перерегистрации членов КПУ, формально я был беспартийным. Просто ещё не было организации, которая могла бы меня принять в партию.

Когда я готовил эту работу, перечитал своё интервью с председателем оргкомитета по перерегистрации коммунистов в Лутугинском районе Н.Г. Крицким. Этот оргкомитет был создан на базе районного Совета ветеранов, как и большинство оргкомитетов в других районах области. В своём интервью Николай Георгиевич говорит, что в ряды партии уже принято 4 человека. И это только в Лутугинском районе! А сколько их в масштабах области? В масштабах Украины? Обращаю на это внимание, потому, что с 2010 года работаю первым секретарём Дарницкого РК КПУ в городе Киеве. И когда мне, по долгу службы, приходится в начале каждого года делать статотчёт, я не знаю, куда себя вписывать, потому, что в бланках есть графа для вступивших в партию до 1991 года включительно, есть – после 1993, включительно, а 1992 год отсутствует.
Понятно, что партия тогда была под запретом, но ведь и конференцию и восстановительный съезд мы проводили, когда она была под запретом! Мы вправе были это делать? Конечно! Значит вправе были и принимать людей в партию. Тем более, что партбилет мне вручал П.Н. Симоненко во время Луганской областной конференции, которая проходила 24.07.1993 года. То есть ещё до того, как министерство юстиции зарегистрировало нашу партию. Причём вместе со мной партбилеты получили ещё несколько товарищей. Дело в том, что когда меня приняли в партию, у нас не было бланков партбилетов. Мы работали в таких условиях, что у нас ещё ничего тогда не было. Мне выдали временный партбилет, переделанный из членского билета какого-то советского добровольного общества. Название установить не могу – он заклеено табличкой с надписью КПСС Коммунистическая партия Украины. В этом билете ставили отметки об уплате взносов. Я храню этот самодельный партбилет, как память о том, в каких тяжёлых условиях работала тогда Компартия.

Я подробно описываю восстановление Лутугинской районной организации КПУ, потому, что подобное шло во всех городах и районах области, во многих городах и районах республики, во многих республиках разрушенного Союза. Описываю как иллюстрацию. Перечитывая интервью Крицкого и свои черновики к нему, я могу привести некоторые цифры, которыми оперировал Николай Георгиевич. При советской власти парторганизация района начитывала 3800 человек. Прошли перерегистрацию около 300 человек. Первичные организации созданы во всех более-менее крупных населённых пунктах района. А в самом райцентре действуют две первички – городская, в которой я состоял. И заводская, при крупнейшем заводе района – объединении прокатных валков. Там в то время было 18 человек. Крупнейшей в районе была Лутугинская  городская, которая действовала на базе городского совета ветеранов. Для сведения – население района в то время было 90 тысяч человек

В субботу 9 января 1993 года мы провели собрание коммунистов района  в кинотеатре «Родина» города Лутугино. Повестка дня была следующей – цитирую по сообщению в газете «Трудовая слава», которая вышла 6 января 1993 года. Кстати, в том же номере было сообщение об областной конференции с указанием контактных телефонов оргкомитета.
Итак, коммунистам Лутугинщины предлагалась повестка дня из двух пунктов: первый – выборы оргкомитета по проведению перерегистрации коммунистов и восстановлению деятельности районной парторганизации; второй – выборы делегатов на областную партийную конференцию. В ходе собрания повестку дня расширили, например, было принято обращение к народным депутатам Украины с требованием отменить запрет КПУ. Обращение было опубликовано в районной газете – из него можно узнать, такую деталь, что в Украине было зарегистрировано на тот момент 17 политических партий, включая экстремистскую УНСО и только Компартия была под запретом.

Открыл собрание фронтовик, потерявший в боях правую руку, Яков Петрович Чубов, бывший прокурор Лутугинского района. Опытный юрист. Он в частности сказал, что постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела 22 мая 1992 года установлено, что коммунисты Украины никакого отношения к так называемому делу ГКЧП не имеют. Одно уже это даёт право коммунистам Украины опротестовать решение о запрете КПУ и поднять вопрос о возобновлении её деятельности. Хоть сам я считаю, что членам ГКЧП, наоборот надо было действовать более активно и в поддержке ГКЧП не вижу никакого криминала. Сам поддерживал всей душой призывы ГКЧП, члены которого, к моему большому сожалению, оказались слишком вялыми, лишёнными бойцовских качеств. Но факт налицо. Коммунисты Украины к, так называемому путчу, оказались непричастны, значит, формальный повод для запрета партии оказался с юридической точки зрения несостоятельным.
В собрании коммунистов Лутугинского района участвовало более 200 человек, вход был по партбилетам, тут же велась перерегистрация коммунистов, которые ещё не стали на партийный учёт. Был избран оргкомитет по перерегистрации коммунистов. Более 20-ти человек были избраны делегатами на областную партийную конференцию.

3. Луганская областная конференция коммунистов

Областная конференция состоялась 16 января 1993 года в Луганске в бывшем здании Дома политпросвещения. О том, где и когда начнёт работу конференция коммунистов Луганской области, мы члены инициативного оргкомитета, старались сообщать, всеми доступными нам средствами, в том числе через СМИ. Поэтому накануне проведения этого мероприятия о нём было широко известно, чем не преминули воспользоваться наши противники. Я отвечал, в числе прочего за безопасность делегатов.

Примерно в 8 утра, за два часа о начала регистрации, мы с группой дружинников из числа молодых коммунистов и членов движения «Единство» собрались у входа в здание. Вход оказался заблокированным агрессивно настроенными националистами. Их было несколько десятков человек, представителей РУХа, УНА-УНСО и других националистических группировок. В основном это были волонтёры из западной Украины, хотя были и местные. Они вели себя очень шумно, выкрикивали антипартийные лозунги, оскорбляли делегатов, которые уже начали собираться и не могли попасть в здание. Молодчики держали плакаты, где были изображены фото погибших в фашистских концлагерях, но написано было, что это жертвы сталинизма. Националисты в истерике вопили, тыкая нам эти сфальсифицированные артефакты: «Смотрите, что вы коммуняки сделали!!!». Они кричали о «гулагах» и «голодоморах». В общем, за прошедшие десятилетия эти люди не изменились ни на йоту.
Среди агрессивной толпы, я увидел депутата горсовета Юрия Юрова, будущего редактора газеты «XXI век». Мы вместе с ним участвовали в студенческом движении во время выборов 1990-го года и были знакомы. Я попытался через него вступить переговоры с националистами, чтобы мирным путём разблокировать вход. Увы, мои усилия оказались тщетными. А тем временем, подходили всё новые и новые делегаты. Отобрав тех, кто помоложе, мы вместе с дружинниками начали штурм здания и через несколько минут вход был разблокирован. После этого появились и сотрудники правоохранительных органов, которые помогли избежать более серьёзных потасовок.
Запомнилась одна деталь. После того, как мы ворвались внутрь здания, я увидел там, за столиками регистрации Валентину Фёдоровну Хорошевскую и нескольких её помощниц. Скорей всего они пришли очень рано и вошли ещё до того, как здание было заблокировано. Женщины работали невозмутимо, как вроде не было вокруг них шумной драки, не раздавалось истошных криков и ругательств.

Перед открытием конференции присутствовавшие, стоя, прослушали гимн Советского Союза и гимн УССР. Торжественную  величественную музыка государственного гимна СССР большинство участников конференции услышали впервые после разрушения Великой Державы. Многие по-новому ощутили тяжесть потери своей Родины, острее прочувствовали то бедственное положение, в которое ввергла наш народ, так называемая «незалежнисть». В общем, гимн СССР произвёл на участников незабываемое впечатление. И хотя на партийных мероприятиях обычно исполняют «Интернационал» (его исполнили в конце), начать мы решили именно с Советского гимна, чтобы подчеркнуть свою преемственность от КПСС и СССР.

Официально на конференции присутствовало 673 делегата-коммуниста, плюс 347 представителей движения «Единство» и СПУ, всего  1020 человек, не считая представителей СМИ и приглашенных народных депутатов Украины. Но реально людей было гораздо больше – не менее полутора тысяч человек. Довольно большой зал, не мог вместить всех желающих. Несмотря на добавочные стулья, многим пришлось стоять в проходах, у стен и в фойе. Сохранилась фотография, сделанная из президиума и напечатанная в газете «Выбор» сразу после конференции. По ней видно, как много людей откликнулись на призыв нашего оргкомитета. Мы сами не ожидали такого успеха.

Так, как эти воспоминания приурочены к двадцатой годовщине возобновления работы КПУ, то есть должны свидетельствовать о событиях ставших историей, приведу статистику. Из 673 делегатов, 570 было мужчин и 103 женщины. 350 украинцев, 300 русских, 23 представителя других национальностей. 177 рабочих и тружеников села, 216 служащих, 67 инженерно-технических работников, 3 безработных, 1 военнослужащий, остальные пенсионеры. Делегатов с учёными званиями было 15, с высшим образованием – 434, со средним – 223, с начальным – 16. Большинство до 55 лет.

Повестка дня включала четыре вопроса: о политической и социально-экономической ситуации в Украине и задачах коммунистов; о перерегистрации коммунистов; выборы координационного комитета по подготовке к Всеукраинской конференции коммунистов; выборы делегатов на конференцию.

Открывал конференцию А.Н. Жарких, доклад делал Е.Я. Свиридов. Красной нитью в выступлениях делегатов проходил вопрос об отношениях с Россией, о необходимости сближения с ней и недопустимости конфронтации. Делегаты выступали против реабилитации вояк ОУН-УПА, против антинародной политики президента Кравчука, против повышения цен и самое главное – требовали отмены  запрета Компартии. Конференция избрала областной оргкомитет по возобновлению деятельности КПУ и  делегатов на Всеукраинскую конференцию, приняла ряд резолюций.

Все члены нашего инициативного оргкомитета были переизбраны. Таким образом, из инициативной группы, мы стали полномочными представителями многотысячной организации коммунистов Луганской области.
Сергей Аксёненко, второй секретарь Луганского ОК КПУ в 1993-94

полностью http://www.ytime.com.ua/ru/22/4349/0
Tags: История, КПУ, Луганская область, Люди Луганска
Subscribe

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments