October 28th, 2019

1993

«На передовой ходили с украинцами бухать»

Ополченец ЛНР — о братании на фронте, лучших батальонах Киева и уголовниках в армии

Украинцы встречают протестами любые призывы властей Киева к диалогу с Донбассом. Аналогичная ситуация наблюдается и по другую сторону линии фронта. Летом на канале «Россия 24» вышла программа «Окопная правда», где военнослужащий батальонной разведки 4-й бригады ЛНР Владлен Татарский встретился и мирно побеседовал с ветеранами Вооруженных сил Украины. После этого на его странице в соцсетях появились угрозы и обвинения в предательстве. Патриоты Донбасса критикуют Татарского за то, что он отказывается видеть в украинских солдатах исключительно нелюдей и призывает завершить войну любой ценой. «Лента.ру» публикует интервью с ополченцем, в котором он рассказал о самых сложных днях войны, взаимоотношениях с противником на передовой, чеченских батальонах и полевых командирах.

«Лента.ру»: Про сегодняшний Донбасс говорят, что это — бандитский край, где прав тот, кто сильнее. Это так?

Татарский: Бандитский Донбасс — любимый конек киевской пропаганды. Но этому есть логическое объяснение. В 1990-е годы Донбасс превратился в криминальный регион из-за огромного количества предприятий. Здесь были большие деньги, и делили власть кланы. Но в 2000-е годы регион уступил это первенство Запорожской, Одесской областям и Киеву. А на фоне войны в Ровенской и Житомирской областях появилась «Янтарная республика». Власть там полностью под мафиози — бывшими добробатовцами и уголовными элементами, которые крышуют добычу янтаря. И с ними никто уже не может справиться. Так что криминальный край теперь там.

К тому же Донбасс не имеет такой криминальной истории, как, например, Ростов или Одесса, откуда пошли воровские традиции еще дореволюционной России. Но Киеву сейчас важно показать, что Донбасс — это бандитская территория, где живет криминальный и дикий народ. Этим они пытаются оправдать его зачистку и обстрелы мирных городов.

Владлен Татарский

Владлен Татарский

Говорят, что в вооруженных силах ЛНР — Народной милиции — много людей с уголовным прошлым.

На самом деле в армии много и уголовников, и милиционеров. И я не считаю криминальное прошлое каким-то плюсом или минусом для войны. Все надо рассматривать индивидуально. У меня тоже есть судимость, но моя биография ничем не хуже, чем у других. В отличие от биографий многих украинских комбатов, таких, например, как командира «Шахтерска» и «Торнадо» Абальмаза (Руслан Онищенко). Он был связан с криминалом до войны и трижды сидел за тяжкие преступления. Но стал командиром спецроты милиции. О чем еще говорить? В ЛНР и ДНР такого нет, чтобы уголовник возглавил подразделение.

Collapse )
Buy for 20 tokens
***
...