December 4th, 2015

Свое гниет, чужое пахнет



Сегодня на глаза попалась интересная новость, что продукты в Украине должны подешеветь. Давайте подробнее разберемся, что за товары и кто собирается нам их поставлять?
Ввиду введения российской стороной санкций против Украины и Турции, турецкие товары начнут поступать на украинский рынок с большой скоростью.

В основном это мандарины, апельсины, помидоры, огурцы и некоторые сорта мяса.
Некоторые предприниматели уже заявляют, что турецкие партнеры предлагают товар по демпинговым ценам.

Эксперты же констатируют данное снижение только со следующего года, т.к. в основном закупка на предстоящие новогодние праздниками уже завершена.

Это все хорошо. Но что же делать украинским сельхоз производителям? Получается они не в состоянии конкурировать с турецкими товарами и вынуждены будут просто его уничтожать. А зачем работать себе в убыток?
Соответственно собственный сельхоз рынок в Украине утратит свою актуальность и прекратит существование.
На самом деле, это то чего добивались наши западные партнеры с самого начала. Загоняя государство в кабалу и соблазняя западными ценностями и евро интеграцией, они рассчитывали заполонить Украины собственными товарами.

Все эти действия приведут к плачевной ситуации: сделает невозможным развитие внутренней и внешней экономики в стране, что пагубно отразится на развитии страны в целом.



Buy for 20 tokens
***
...
1993

Празднуем ?

Глава ЛНР Игорь Плотницкий подписал Указ №634, согласно которому в декабре в ЛНР установлены ряд профессиональных праздников.

"Установить в Луганской Народной Республике следующие профессиональные праздники:

День сотрудника военной контрразведки, который отмечать ежегодно 19 декабря

День сотрудника органов государственной безопасности, который отмечать ежегодно 20 декабря

День энергетика, который отмечать ежегодно 22 декабря

День работника Пенсионного Фонда, который отмечать ежегодно 22 декабря

День спасателя, который отмечать ежегодно 27 декабря".

Указ "Об установлении профессиональных праздников" подписан главой ЛНР "с целью сохранения многолетних традиций, повышения внимания к работникам различных сфер, учитывая весомый вклад работников соответствующих сфер в становление, развитие и укрепление Луганской Народной Республики".

Collapse )


1993

как я провел лето 2014 (блокбастер в пяти частях) - 5

Оригинал взят у kotya_13 в как я провел лето 2014 (блокбастер в пяти частях) - 5
Финал.

ЧЕТЫРЕ ВСАДНИКА АПОКАЛИПСИСА СЕЛА ЛОПАТИНО.

Когда появился первый всадник, не стало мобильной связи.

Мы остались без связи с внешним миром. Но у нас работали стационарные телефоны. По ним звонила родня из России и ругала нас почём свет стоит: что-же вы ждёте?! Что-же вы сидите?! Почему не едете?! Братик мой из Благовещенска сам военный, он долго разъяснял мне, как ему казалось, самыми крепкими аргументами, что нужно уехать, он примет. Продумал с деньгами, всё продумал, был на высоте. А мы с мамой уверяли его, что ещё вполне терпимо. Вот когда совсем прижмёт, мы уедем. Таганрогская родня и вовсе не понимала, чё мы сидим. Тем более и правда было со стороны даже странно: уехать с Путиловки, чтобы сидеть под обстрелами в Моспино. А вот так вот! Мы - загадочные.
Та картошка-же, граждане! Нам же с мамой картошку-то выкопать было нужно!

[Spoiler (click to open)]

К моменту копки мы с мамой уже стали обстрелянными горобцами и не боялись тех бомб ни капельки. Копали, а на горизонте взметались столбы клубящейся пыли от взрывов. Малой был, понятное дело, с нами. Как у Бажова в Таюткином зеркальце: мол, если накроет, так чтоб всех вместе - сирот чтоб не образовывать на планете. Оставить малого сиротой было самым страшным. Но он у меня на войну реагировал без интереса: гремит да и всё. Подумаешь.
Копка картошки у нас так и называется до сих пор: операция "Эвакуация". Один раз снаряд даже прилетел недалеко от нашего огорода. Громыхнуло так, что мы даже не поверили, а потому и не испугались. Я только крикнула малому, чтоб выполнил команду "воздух". Он был подготовлен: падаем, закрываем уши и открывает рот. Но оказалось, организм и сам прекрасно знает, что ему делать. Я пока падала, всё вспоминала, - что открыть, а что закрыть: перепуталось в мозгу. И обнаружила, что уже лежу в каком надо состоянии - организм умный, его учить - только портить. Над головой просвистели осколки: было интересно. Встали, продолжили. Ибо время поджимало, - наступление, могли и танки пройти по нашей картошке - иди потом, копай, ага.

Без связи жить стало трудно, но тем, кто был вне Моспино, у кого здесь была родня, кто переживал и не мог дозвониться. Ничего, - выручили телефоны с крутилками для пальцев из прошлого:)


Когда появился второй всадник, мы полезли в подвалы.

А вот это уже было неприятно, малята. Настал вечер, когда мы увидели полёты Градов в небе, их траекторию, целенаправленность и решительность, и поняли: пора, брат, в подвал. Это по наши души летают "соколы".
Я принципиально не лазила в подвал, от хоть ты меня стреляй! И малой мой - тоже. Я обманывала маму, её саму отправляла туда, говорила, что я в другой подвал пойду - тут места мало, а сама с малым просто шли в дом. Когда мой мальчик засыпал (а он засыпал под эти буги-вуги!), я выходила на улицу и была романтик, была Джордж Лукас и Никита Михалков - вот это всё. Я была творческий человек, философ, и жадный поглотитель интересных жизненных картин и эпизодов, - ну каких Бог дал. Над головой летали эти фигни, ... от когда украинские СМИ пишут про то, кто стреляет, они забывают, что эту дурню в ночном небе видно, как ясен пень! Откуда она летит - и куда. Я не хочу даже это обсуждать.
Я не лазила в подвал ибо брезговала. Я не хотела туда. Ни за что. Вообще, мне твёрдо верилось, что я не погибну, и мама, и весь табор (а мы набились в кучу пять человек! Плюс один слабо-ходячий), что моё место вот тут - в Моспино, что мне дотерпеть до 19 августа. А тогда уже по барабану - либо я умру, и всё пофигу, либо выживу - и тогда вообще всё изменится для бомбителей этих.
Люди в подвалах сидели на стульчиках, разговаривали, выходили под утро - часикам к пяти. Бомбители начинали к полуночи, а к часу быка управлялись. Чистое инферно.
В подвалах было заготовлено: фонарики, свет был даже электрический, вода, тёплые одеялки. Это было отвратительно! Я не могу простить этих подвалов с людьми негодяям до сих пор. Я желаю, я искренне хочу отплаты. А те, кто сидел в подвалах - те проклинали своих обидчиков. Христианство две тысячи лет владеет умами людей, а бомбители не боялись проклятий, - как так можно?
На втором всаднике я снова плакала. Вообще, за войну я плакала очень мало: первый раз на ЖД, провожая поезда. Было больно - этот Исход. Не знаю почему. Второй раз я плакала очень сильно при виде того, как мама спускается в подвал, и как соседская роженица с кулёчком, полностью в бантиках и кружавчиках, прямо из роддома - тоже в подвал. Я стояла под летящими по небу градинами, сжимала кулаки по направлению откуда стреляют, и захлёбываясь от рыданий сдавленно говорила: "У нас же с вами одинаковый паспорт!!!". Сильно рыдала, еле эту фразу выговаривала. Меня в те дни успокаивали: "Котенька, это не украинцы, это - наёмники из других стран, поляки может быть, это - не украинцы". Представляете, - жалели украинку во мне, понимали, чтО такое меня ранит, и с какой силой этот ужас меня пугает своей реальностью?

Появились погибшие. Не люди на фотографиях в телике. Нет. У знакомой женщины, муж и сын, прямым попаданием в машину, оба насмерть мгновенно. Сын приехал из Крыма забирать родителей. Те отказались, и отец вывел машину из гаража, ехать в Донецк с сыном за билетами на поезд. Поезда ходили - понятно? И вот только они сели в машину возле двора - прямое попадание снаряда.

16 или 17 августа под утро, когда прекратился грохот бомбёжек, в воздухе остался звук. Что за звук? Он был достаточно громким, непонятным, и запах... запах горелого, непонятный запах... Это трещал в воздухе горевший шифер, малята. Это мы слышали Хатынь.
На Ленинском упали зажигательные снаряды - такие маленькие восьмиугольнички. И вот куда они попадали, всё загоралось - и шифер, и камень, и железо - и всё. Тушить можно было только забрасывая их землёй. Сбросили эту гадость под утро: часиков так в три-четыре. Чтобы люди в подвалах уже и позасыпали от усталости, чтобы не успели потушить свои дома. Представляете? Жгли сознательно, зная, что хозяева - в подвалах, боятся выйти! Но люди услышали запах горелого, и повыскакивали наружу. Тушили, как при Калке рубились! С отчаянием, себя не жалея. Это ж его надо было с крыш посбивать на землю, разобраться, что оно такое, и как его убивать. Оно падало в траву - горела трава, оно падало на забор - горел оцинкованный забор! Оно падало на человека - горел человек. Тушили сатанизм этот под салютом - оно ж продолжало падать с предутреннего неба. В 21-м веке, посреди Европы, на хорошо одетых людей... Кстати, вот вы наверное когда читаете, представляете, что мы - герои рассказа - были как в войну: грязные, во что попало одетые. Не, представляйте нас красивыми, чё б нам быть немытыми и оборванными. Наша дорогая редакция, к примеру, в сцене с кулаками была в красивых голубеньких штанишках под ярко-красной кофточкой на пуговочках, серёжки, цепочки с камушками, мордашка щекастенькая, - всё как положено. Так что - не надо себе рисовать "Преступление и наказание" в сепии.
Потушив своих монстров, люди с лопатами лезли к уехавшим соседям или слабомощным, пожилым - тушить и им. Те дома, в которые проникнуть не смогли, или где не успели сбить с крыши этого сатану, (старики, к примеру) - те дома выгорели до тла, одна печная труба торчит. Ну Хатынь. Реконструкция.
Так вот от нас этот Ленинский посёлок был далековато - и мы слышали в воздухе треск шифера! А горелый запах стоял на Ленинском даже в октябре 2014-го, очень долго стоял.

Поначалу я даже собрала небольшую группу и мы выехали к воронкам, самым первым воронкам - возле 151-й школы. Мы там ковырялись глазами, ставили следственный эксперимент с дротиком от дартса, мы думали и гадали, но всё что мы смогли установить - это направление, откуда прилетело. Дальше нужно было ехать в том направлении, но мы откровенно сдрейфили. Мы уже не были столь бездумно смелы, как в начале июля. Всё. Мы уже мишени, а не граждане, - это стало понятно, как лоток яиц. И мы просто взяли карту, интернет с данными о дальности огня, всё такое, и спорили до хрипоты: патриотские граждане говорили, что это ополченцы подъезжают под покровом темноты на Граде, как на мотоциклетке с коляской, бомбанули, - и назад, в кукурузу. А я, то есть #предательродины, в ответ гавкала - а для чего тогда существует в этом мире украинская армия, хоть одну причину, оправдывающую её существование, назовите! И ещё я поднимала скандал на тему: ну ведь мы установили направление, но не установили подозреваемого! Ну зачем сразу версии, удобные для совести? Неправильно! Вот же ж на карте - линейкой мы дочертили до Иловайска, и сантиметров хватает, ну?!

Вот я заскринила карту из мэмуаров Минобороны бывшей Украины:

[Spoiler (click to open)]

Это у них карта за вторую половину августа, так они её прозвали. Так было к началу, внимание! "прыхованого вторжения" (ц). Я не знаю, как перевести прыхованое вторжение: скрытое, прикрытое, - прыховаты - это припрятать. Ну, такота.

Так вот: на этой карте - Моспино. И вокруг него всё в красненьких позициях майданских подпевал, а именно - войск. Посмотрите, граждане, в какой котовасии мы с мамой и шестиклассником нашли себе тихое место, чтобы пересидеть войну. И вот кто там мог стрелять по Моспинке? Та конешна тока ополченцы, канешна! Им ведь больше стрелять там было не по кому, ага. И снарядов у них было дофига - хочу по тем, хочу по этим швыряюсь, - по карте видно, что ситуация прям полна перспектив для ополчения. Да.



Когда вышел третий всадник, - не стало воды.


Вот когда мы вспоминаем на лавочке с кем-нибудь эту ситуацию, я всегда делаю выводы, что этот ужас коснулся только меня полноценно. Все как-то спокойно прошли этот период. Я же, граждане, попала в самое страшное месиво жизни, какое только можно себе представить, с этой водой! В момент, когда воды не стало, когда выяснилось, что это повреждение от обстрелов, что это может быть надолго, и вообще неизвестно починят-ли, - ой, как я громко и активно среагировала! Ой, сколько я согрешила словом. Сколько ж я вычитала нотаций вслух ДНР-овцам над баклажками, как меня больно это ранило - вы не представляете. У меня на руках табор - пять человек детей и пенсионеров, копка картошки со всеми вытекающими для тела, запасы были - в пятилитровых баклажках, штук десять, наверное. И всё. И больше нету. Оно как ведь: десять баклажек на троих, или десять баклажек на пятерых. Лето. Пить. Жажда.
Бежать-искать-купить! А фиг! Блокада. Ото, в августе - ото была настоящая блокада, просто вы уже забыли, малята. В августе границы были НЕ наши, с России фуры не шли, а с майдана ввоз прекратился просто так, без всяких там постановлений. И вот воды не стало, а привоза - нету. Привезут крохи, сами ЧП-шники в багажнике - люди набегут и расхватают, всё. Пейте шампанское, оно по тридцать гривен и его полно. Бутылка воды полторушка продавалась по 35 грн. (цена довоенная - троячок). Тогда я на шампусик и подсела...
Для туалетов люди набирали воду в ставках. А потом воду привозили: очереди стояли, часами ждали, потом друг с другом ругались за ту воду возле машины, а когда спросили дядечку - что это за вода, он сказал: "Из Кальмиуса". Люди были в шоке: и вот это мы стояли два часа на жаре, матюгами крыли соперников - из-за воды из Кальмиуса?!!!
У нас - машина. Добыть воды из ставка - не проблема. Но пить? Мыться? Ведь август, - жара! После той копки мы с мамой были красотки стихии земли.
К 19-му августу мой хлопчик стал даже липкий уже: мыли только самое важное. А на всё тело воды не хватало. Но я всё-же раздобыла четыре баклажки Моршинской, да и полторушек натаскала. Но как-то мы гульнули по воде чё-то ... то-ли малого искупали в моршинской, то-ли я уже не помню..короче - ровнёхонько к 19-му августу она закончилась совсем.

Я тык-мык, а машина сломалась. Ну вот стала как вкопанная и не заводится! Не заводится машина! Совсем! Был шок. По ходу, непрерывный. Она не завелась и к вечеру, а мастера найти не удалось, всё грохочет, воды нет, как в кино каком-то!


Когда вышел четвёртый всадник, не стало света.

Утром 20-го августа 2014-го года граждане бомбящиеся вылезли из подвалов в кромешную тьму: разбомбили и свет нам к гребеням. Нефиг жировать.
И мама сказала невероятное: "Поехали в Таганрог, всё". Ничё се! Вот уж на кого бы не подумала - так это на маму, что она первой это скажет! Но у мамы самый главный багаж, с которым она кочевала - это мясо из морозильника. Две сумки. Она с ним приехала ко мне на Донской, потом мы с ним, с мясом, поселились в Моспино, с ним-же, с мясом, мы поэвакуировались в Таганрог, такая наша доля. У мамы всё было спокойно и по плану: картошку выкопали, эвакуировали в подвал, теперь мясо превыше всего. Мама моя - хозяйка, она такими вещами в жизни не разбрасывается.
Ну чё... подумала я, подумала: 19 августа уже прошло, воды реально всего две полторушки осталось, машина стоит каменным изваянием, где-то мама права. А мама прям наседает: ну что тут думать? Тут до Таганрога смотаться - играючи! Ребёнка искупаем, сами от земли отмоемся нормально, запасёмся водой - и домой. Ты ж послушай, чё делается (а оно и правда - в ночь на 19 августа громыхало так, что мы думали это за углом). Это ж, говорит мама, Иловайск если возьмут, следом - Моспино возьмут. И будут бомбить Пролетарку. Всё. Воду ремонтировать не станут - будут заняты. А грохотать будет ещё сильнее, орудия станут к нашим ушам ближе. А спрятаться больше негде - Пролетарка будет бомблена, - ну? Что тут сидеть и ждать? Все уехали уже. Мама моя прям сыпала логикой!

А оно и правда - начался Великий Моспинский Исход. Были даже автобусы, муниципальные, они бесплатно вывозили людей в Ростов. Мы тут-же пристроились, и йя-ха! С двумя сумками мороженого мяса. И табором слабоходячих. Имеем право.

Про нашу эвакуацию - то отдельно стоящая история. Ибо никаких три дня на покупаться не получилось: случилось т.н. "прыхованое вторжение" 24 августа, и границы с РФ закрылись. Мы месяц не могли вернуться, мой малой там в школу пошёл, в Дубках. Нет, можно было ехать через Снежное. Но автобусом это было нереально трудно - логистика из Снежного в Донецк капец как была затруднена, а мы были без машины. Ну, там отдельная песня про сказку, серьёзно.

А в Моспино люди всё-же остались "зимовать". Без воды, света, и мобильной связи. Ополченцы привозили им еду: тушенки, каши, хлеб. Кормили людей. А люди построили себе во дворах общие кухни на костре. И даже образовались фотографии тех дней, вот не знаю - как. И мы с мамой потом смотрели эти фотки и приговаривали: вы ж никому не показывайте! Ну кто так сидит под обстрелами?! Без света, воды и в горе?! Вам же никто не поверит. А на фото: соседи, люди возле костров, каша на кирпичах варится, супчик, вокруг цветы цветут, все улыбаются. Безответственно, короче, и наплевательски проводили моспинцы время в пещерном веке, когда все телевизоры учат нас, что в этом случае люди обязательно начнут друг друга истреблять за ресурсы: кашу там, воду и огонь. Не начали. Напротив: сплотились и стали племенем, как оно должно быть.

А я? А я закончила рассказывать вам про свои летние приключения, ибо ибо:)))

[Spoiler (click to open)]