December 11th, 2014

1993

История восстановления Луганской областной организации КПУ

Этот текст представляет собой опыт мемуаров о событиях 20-летней давности, которые уже стали историей. Статья приурочена к 20-летию Восстановительного съезда КПУ. Но хронология событий гораздо шире с 1991 по 1994 год. Рассказывается, как о всеукраинских событиях, в которых участвовал автор, так и о событиях в конкретно взятой Луганской области. О том, как мы, начиная практически с нуля, смогли за два неполных года взять власть в регионе с населением почти в три миллиона человек, попутно выиграв парламентские выборы.

1. Инициативный оргкомитет

В 1991 году, когда в СССР произошёл антисоветский переворот, приведший к запрету Компартии и развалу страны, я работал учителем в средней школе в райцентре Лутугино, недалеко от Луганска. Сразу же начал искать единомышленников для борьбы по восстановлению Союза и Социализма. Союза братских народов и социалистического общества.

Надо сказать, что против горбачёвской перестройки я выступил ещё в 1988 году, когда, будучи студентом пединститута, создал и возглавил политклуб «Здравый смысл», выпускавший стенгазеты разоблачающие клевету на историю СССР, боровшийся против популярных тогда в студенческой среде организаций типа «Мемориал» и «Студенческое братство». Но в партию я тогда не вступал. «Горбачёвщина» проникла тогда в КПСС, ею были заражены многие руководители, начиная от членов Политбюро, заканчивая парторгами предприятии и учреждений, которые после запрета Компартии стали ярыми антикоммунистами. Конечно, в партии оставалось немало честных людей, но предательская верхушка блокировала их действия. И вот в 1991 году оборотни с партбилетами показали своё истинное лицо, когда бросили, оклеветали и запретили партию, в верности которой клялись всю свою сознательную жизнь.

Я сразу же начал вести работу с теми из своих знакомых, кто не принял антинародной политики, проводимой тогда властями не только Украины, но и всех республик разрушенного СССР. Ситуация тогда казалась практически безнадёжной. На мои призывы откликнулось несколько человек.
Неизвестно, как долго продолжалась бы такая одиночная работа, если бы во время одной из поездок в Луганск, я не увидел объявление движения «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы», возглавляемое на всесоюзном уровне Ниной Андреевой. Вскоре я начал работать в этой организации, даже стал членом её областного исполкома. Но людей было мало. На областной конференции собиралось от силы 60 человек. При «Единстве» работала и небольшая парторганизация Всесоюзной Коммунистической партии Большевиков, партии основанной всё той же Ниной Андреевой. И я как-то предложил руководителю Луганской организации ВКПБ полковнику Г.П. Русанову поднять знамёна запрещённой тогда Компартии Украины, которая до запрета входила в состав КПСС. Ведь немало людей хранят партбилеты КПСС, и если мы будем выступать от имени этой партии, можно гораздо большего добиться. Георгий Павлович отказался – он сохранил верность ВКПБ. Но я нашёл единомышленников среди других товарищей таких, как журналист А.Н. Жарких, пенсионеры В.Ф. ХорошевскаяД.В. БабушкинВ.И. Терский, врач Н.Н. Лысых, полковник  Н.Г. Шушпанников, воспитатель детского сада Л.А. Гладкая и другие.

Понятно, что для возобновления деятельности КПУ в масштабе области нужны были определённые ресурсы. Имевшихся у нас явно не хватало. Тогда мы встретились с представителем Соцпартии в Луганской области, генеральным директором Межотраслевой ассоциации предприятий области Е.Я. Свиридовым, который долгие годы проработал на крупнейшем в Луганске тепловозостроительном производственном объединении «Лугансктепловоз» имени Октябрьской революции – на «Заводе ОР». Он занимал там крупные посты, имел определённые связи. Надо сказать, что Соцпартия, тогда воспринималась совсем не так, как сейчас. В то время члены СПУ, по крайней мере, на Луганщине, воспринимали её, как легальную форму работы коммунистов. Я никогда не был в Соцпартии и вообще ни в каких партиях, кроме КПУ, но в 1992 году мы – участники движения «Единство», проводили большинство своих акций вместе с социалистами. Неудивительно, что многие социалисты поддержали нашу инициативную группу.

Итак, в конце 1992 года мы образовали Луганский инициативный областной организационный комитет, по перерегистрации членов КПУ и подготовке к областной конференции. В него вошли, как представители движения «Единство», так и Соцпартии.  Если мне не изменяет память, в первый состав оргкомитета вошли 5 человек – А.Н. Жарких, Н.Г. Шушпанников, С.И. Аксененко, Е.Я Свиридов, Д.В. Бабушкин. Вскоре состав немного расширили. Реально работало гораздо больше товарищей. Так, В.Ф. Хорошевская, хоть формально не была членом оргкомитета, присутствовала на всех заседаниях – она вела протоколы и дала нам немало мудрых советов. А Лидия Андреевна Гладкая отвечала за партийную кассу. Часто приходили и другие члены движения «Единство» и СПУ, чтобы оказать помощь оргкомитету.

Параллельно я занимался восстановлением партийных организаций в Лутугинском районе, где тогда проживал. Я к тому времени уже работал корреспондентом Лутугинской районной газеты «Трудовая слава», поэтому в силу специфики работы, не был привязан к одному месту, а мог много разъезжать. К тому же я имел возможность печатать материалы о партийных делах – статьи, интервью, объявления о собраниях, о дате и месте перерегистрации коммунистов. Я создал в газете рубрику «Политическая палитра района», где для отвода глаз размещал иногда интервью с представителями РУХа, но в основном писал о левом и патриотическом движении. В том числе о мероприятиях в масштабах области и республики, в которых принимал личное участие. Те газеты у меня сохранились. Таким образом, я имею документальное подтверждение событий связанных с восстановлением КПУ с цифрами и датами.
Анатолий Николаевич Жарких выпускал газету «Выбор». После запрета Компартии это была первая на Луганщине и в Украине коммунистическая газета. Я помогал ему готовить некоторые материалы. Несколько номеров этой газеты сохранились в моих архивах.

Благодаря Дмитрию Владимировичу Бабушкину, который занимался «Книгой памяти» в Луганской области, заседал наш оргкомитет в том же самом помещении, где в советское время проводились бюро обкома партии – фактически высшего органа власти в те годы. Просто Дмитрий Владимирович в администрации оформил наши собрания, как заседания редколлегии областной «Книги памяти». Собирались мы каждую пятницу в 16 часов. Дело в том, что во всех предприятия и учреждениях в то время рабочий день начинался не позже 8 утра, поэтому в 16 было не рано. Позже заседали по вторникам. Эта же традиция сохранилась после того, как вместо оргкомитета было избрано бюро обкома КПУ, только время перенесли на 17:30. Это я уточнил по своим «днёвкам», то есть блокнотам с планами на день и записью об их выполнении. Я их веду с 15 декабря 1992 года, поэтому могу с большой точностью установить события каждого дня за последние 20 лет. Кстати, заседания актива движения «Единство» проводились по четвергам в 17 часов. Коммунисты в то время работали в этом движении. По крайней мере, по своим «днёвкам» я установил, что до мая 1993 я посещал заседания «Единства» регулярно, потом время от времени, но и тогда мы проводили многие акции вместе с представителями движения  «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы».

Другой общественной организацией, в которой мы работали, была «Трудовая Луганщина». А если точнее выразится – мы же её и создали. В то время большую активность в работе «Трудовой Луганщины» проявлял В.В. Иванов из Луганской городской парторганизации.
Ну и конечно, самой главной нашей опорой из общественных организаций была организация ветеранов Украины. Именно на её базе велась перерегистрация коммунистов. Именно через ветеранские организации заказывали мы помещения для наших собраний, когда Компартия не была зарегистрирована официально.

Восстанавливали мы тогда и комсомол. 13 декабря 1992 года провели областную XXVIII конференцию. Хотя областной эту конференцию можно назвать с большой натяжкой. Судя по моей заметке в газете «Трудовая слава» на конференции присутствовали представители города Луганска и четырёх районов области. В том числе Лутугинского.
Вообще с комсомольскими кадрами нам не везло. Мне, как самому молодому члену оргкомитета, а позже бюро обкома, товарищи постоянно пытались поручить кураторство над комсомолом. Но, наверное, вследствие молодости я категорически отказывался. Комсомолом вначале занялись члены «Единства» Н.О. Иванова и ещё несколько активисток этого движения. Они нашли семнадцатилетнего парня Игоря Гуменюка, который стал восстанавливать комсомол. Но Игорь не оправдал наших надежд и вскоре ушёл из партии и из Комсомола. Кстати, познакомился я тогда и с первым секретарем ЦК ЛКСМУ Василием Савиным, который пытался восстанавливать Комсомол в масштабах Украины, но вскоре покинул его. Таким образом, первым комсомольским лидером нового времени, который остался в рядах КПУ стал Юрий Александрович Феколкин. Я, кстати, был участником ХХХ съезда ЛКСМУ на острове Хортица в Запорожье 21.05.1994, где первым секретарем ЦК ЛКСМУ был избран Ю.А. Феколкин.

Что касается женского движения, у меня в памяти, сохранилось, что мы и его создавали, но по понятным причинам я в нём не участвовал. То же касается и Союза советских офицеров. В Советской Армии я дослужился только до сержанта, поэтому не мог участвовать в этой организации. Со стороны нашего оргкомитета ею занимался Николай Григорьевич Шушпанников, в то время начальник пожарной охраны области. Вскоре он вышел в отставку и всю свою кипучую энергию посвятил коммунистическому движению.

Скажу несколько слов и о Соцпартии. Здесь я несколько отойду от хронологии событий, так как плотно работал с этой организацией уже после того, как стал членом бюро ОК КПУ. Тогда мы её воспринимали лишь, как легальную форму борьбы коммунистов и ничего больше. Мы считали, что социалисты, после того, как КПУ будет легализована, вольются в наши ряды. Как это предусматривалось при создании СПУ. Многие так и сделали. Мы и подумать не могли, что А.А. Мороз захочет сохранить СПУ для реализации своих честолюбивых намерений. У нас на Луганщине областная организация СПУ работала на правах одного из райкомов Компартии. Это я заявляю, как секретарь по оргвопросам Луганского ОК КПУ. Именно через СПУ мне приходилось заказывать многие официальные мероприятия – митинги, пикеты, демонстрации, когда Компартия была под запретом. Мы воспринимали социалистов, как наших товарищей, которые работают легально, в отличие от нас «подпольщиков». Не помню точные цифры, но когда коммунистов перерегистрировалось примерно пять тысяч человек, социалистов было около 180-ти. Их руководители принимали участие в заседаниях бюро Луганского горкома КПУ, которое проводилось в помещении бывшего парткома «Завода ОР». Как второй секретарь обкома, я часто посещал эти собрания.

Итак, главной задачей нашего оргкомитета было проведение областной конференции коммунистов, которая сможет избрать уже не инициативный (то есть самозваный), а полномочный оргкомитет по перерегистрации коммунистов. Для того, чтобы провести полномочную областную конференцию, надо провести городские и районные, где будут избраны делегаты на областную. А чтобы провести городские и районные конференции, надо провести собрания первичных организаций. А чтобы провести собрания первичных организаций – надо их воссоздать. Хотя в ряде районов и городов областного подчинения местные оргкомитеты начинали с того, что собирали общерайонные и общегородские собрания, а потом восстанавливали первичные организации.

Collapse )
Buy for 20 tokens
***
...