September 19th, 2014

Майдан 3.0: как это будет

Оригинал взят у telegraph в Майдан 3.0: как это будет
Есть у революции начало, нет у революции конца! - поётся в старой советской песне, прославляющей завоевания революционного октября. Отсутствие конца у революции в Киеве стало очевидно на нынешней неделе, когда принятие Верховной Радой закона «об особом статусе» Донбасса спровоцировал в Киеве выступления ультраправых, требующих огнём и мечом покарать жителей востока Украины.

Maydan

Рецепт нового переворота
Collapse )

Buy for 20 tokens
***
...
Луганский житель

Преступления батальона "Айдар" на Луганщине

Оригинал взят у luganskiy_lgua в Преступления батальона "Айдар" на Луганщине
Батальоны смерти

БАТАЛЬОНЫ СМЕРТИ


Андрій Манчук
«Называют нас отморозками», – с гордостью рассказывал корреспонденту киевского издания «Insider» один из штурмовавших Счастье боевиков


19 сентября 2014

В Луганске меня по знакомству устроили ночевать в Камброде, дома у местного электрика, который только что вернулся домой из больницы. Неделей раньше он поехал к родным в село, к северу от заречного города Счастье, который еще контролировался тогда ополченцами. В те дни война только разгоралась на землях Луганщины, однако в поселках уже начались перебои с подвозом хлеба и многих других продуктов. Игорь загрузил свою «Ладу» буханками и консервами, но за несколько километров до конца пути его остановили на дороге вооруженные, одетые в камуфляж люди. Он достал паспорт, объясняя, что родился в этом районе, но его бросили лицом в асфальт, несколько раз ударили ногой по спине, сломав ребра, забрали бумажник, продукты, а напоследок даже попытались слить из машины бензин.

Именно из этого рассказа я впервые узнал о «территориальном батальоне «Айдар». Сам Игорь, который не очень понимал значение этого хитрого слова из лексикона украинского МВД, именовал его в разговоре «террористическим» батальоном. Он не драматизировал ситуацию, и был рад уже тому, что остался жив, и у него не забрали старенькую машину. Этот человек не скрывал, что голосовал за «УДАР» Кличко. После знакомства с «Айдаром» он не пошел в ополчение, а стал готовиться к выезду из Украины, вместе со всей родней. «Будут грабить и дальше. Могут и убить. Мы для них враги, со своими так себя не ведут», – сказал мне Игорь. Украинские «парамилитарес» – как называли в Латинской Америке их коллег из полувоенных «эскадронов смерти» – лишили этого вполне лояльного Киеву человека иллюзий относительно целей и средств своей «освободительной» политики на землях Донбасса. И время уже вскоре самым страшным образом подтвердило его опасения.

«Айдар», на эмблеме которого изображен девиз «С нами Бог», стал одним из первых батальонов националистических добровольцев, которые приехали из Киева, Луцка, Ровно, Черкасс и других городов Украины, чтобы поучаствовать в крестовом походе за освобождение Донбасса. Костяк батальона составили участники «Самообороны майдана» и правые футбольные фанаты, не скрывавшие свои нацистские взгляды. Активный самопиар командира подразделения Сергея Мельничука сходу обеспечил ему широкую популярность в украинских СМИ. Они один за другим делали бравурно-милитаристские репортажи о героических  буднях «территориального батальона», вызывая слезы умиления у патриотических обывателей, которые собирали вспомоществование для «защитников Украины». Победные реляции, сообщающие о том, как боевики «Айдара» сбрасывали с постаментов памятники Ленина, собирали обильный урожай лайков на фейсбуке. В свою очередь, свидетельства очевидцев, заявлявших, что «добровольцы» терроризируют жителей «освобожденных территорий», которые тоже проскакивали в соцсетях еще с начала июня – в историях, вроде той, о которой рассказывал нам Игорь, – безнадежно терялись в этом потоке славословий. Невзирая на то, что жалобы на людей из «Айдара» поступали даже от представителей регулярных армейских частей. Украинская либеральная интеллигенция сходу и напрочь отметала их, как лживые измышления вражеской пропаганды Кремля. Или же с великолепным цинизмом намекала на то, что «герои нации» не стали бы просто так бить, убивать или похищать луганчан – и если от них кто-то пострадал, то явно «за дело».

И напротив – оказавшуюся в составе «Айдара» Надежду Савченко, воевавшую в Ираке контрактницу, известную под прозвищем «Пуля», которая попала в плен к ополченцам, и была обвинена в причастности к гибели российских журналистов, сразу же объявили в Киеве политзаключенной и наградили орденом. Что в итоге привело ее на первое место в избирательном списке партии «Батькивщина». Невзирая на то, что «Пуле» были предъявлены дополнительные обвинения в пытках пленных.

Между тем, масштаб преступлений «Айдара», который в течение двух месяцев де-факто контролировал северные районы Луганщины, принял такие масштабы, что эти многочисленные системные нарушения прав человека стали темой специального доклада Международной правозащитной организации Amnesty International – «Нарушения и военные преступления со стороны добровольческого батальона «Айдар» на севере Луганской области». По словам ее представителей, местные жители обвиняют бойцов батальона в «жестоких расправах, ограблениях, избиениях, вымогательстве и возможных казнях». Причем, Салил Шетти, генсек этой организации, прежде вполне лояльной киевскому правительству, лично озвучил эти факты, заявив, что он рассказал о них в беседе с премьер-министром Арсением Яценюком, во время разговора, который как раз должен был быть посвящен вопросу освобождения попавшей в плен «Пули». И украинскому политику пришлось признать факт наличия этой неудобной «проблемы».

Доклад Amnesty International, который, при всем желании украинской патриотической публики, никак нельзя было списать на пропаганду Кремля, наглядно показывает жестокость криминальных преступлений правых боевиков, жертвами которых становились мирные местные жители – включая прикованного к постели инвалида и престарелую старушку. Причем, под видом поиска засевших повсюду «вражеских агентов» почти всегда скрывался банальный грабеж.

Так, 23 августа члены «Айдара» ворвались в дом 82-летней жительницы деревни Александровка Александры Серовой, обвинив в связях с «сепаратистами» ее внука. Боевики устроили в доме стрельбу, тяжело ранив пенсионерку в живот. Спасая ее жизнь, медикам пришлось провести семичасовую операцию. Самому внуку удалось откупиться, отдав напавшим деньги и машину, которая затем была незаконно продана.

А уже через два дня после этого инцидента «айдаровцы» похитили четырех проживающих в городе Новодружеске шахтеров, включая больного раком легких человека, проходившего курс химиотерапии. По словам инвалида, боевики батальона ворвались к нему в дом, угрожая оружием, бросили на пол и начали избивать, сломав челюсть. Затем его связали, замотали глаза скотчем и доставили во временно организованную «добровольцами» тюрьму, где уже содержались «от 12 до 15 человек». Он слышал крики тех, кого пытали в соседних комнатах. Больного мужчину отпустили лишь через несколько дней, забрав ключи от квартиры, бумажник, деньги и банковские карты. Другой задержанный мужчина, которого держали в тайной тюрьме Северодонецка, рассказывает, что похищенных заставляли «декламировать» национальный гимн Украины, и били тех, кто отказывался.

25 августа возле города Старобельська члени «Айдара» выкрали на трассе местного предпринимателя, отобрав у него деньги, машину, мобильные и золотые украшения. Похищенному одели на голову маску, и отвезли в гараж, где били его по почкам прикладами и топорищем, угрожая расстрелять в поле. А потом прямо спросили, сколько он готов заплатить за свое освобождение.

«Практически во всех случаях, задокументированных Amnesty International, жертв били в момент захвата и/или во время допросов. Они должны были либо заплатить выкуп за освобождение, либо их собственность, в том числе деньги, автомобили, телефоны и другие ценные вещи отбирали члены батальона» – отмечается в докладе о преступлениях боевиков. Очевидно, что они вели себя на территории Луганщины так, как постеснялась бы вести себя на территории врага иная оккупационная армия вражеского государства.

«Айдар» участвовал в зачистке города Счастье, которая закончился гибелью и похищением людей – причем, Игорь Радченко, один из командиров боевиков, заявил правозащитникам, что его боевики применяют «упрощенную процедуру для задержаний», беззаконно захватывая «подозрительных» с их точки зрения граждан.

«Тут не Европа. Тут все немного по-другому… Тут война. Законы изменились, процедуры упростились. Теперь, если я захочу, я могу вас арестовать прямо сейчас, могу нацепить мешок вам на голову и закрыть в камере на месяц по подозрению в пособничестве сепаратистам» – открыто заявил представителю Amnesty International командир «Айдара». И эти слова настолько шокировали представителей правозащитной организации, которые столько слышали во время майдана о борьбе за европейский выбор Украины и демократические права для ее граждан, что они вынести их в эпиграф своего доклада о преступлениях батальона.

– «Называют нас отморозками», – с гордостью рассказывал корреспонденту киевского издания «Insider» один из штурмовавших Счастье боевиков. При этом, собеседник журналиста не скрывал ни того, что в отряде воюют расисты из нацистской группировки «Белый молот», представители которой ранее уже задерживались за убийства, ни факта циничной казни захваченных после штурма раненных:

– «В плен никого смысла брать не было – там остались очень «тяжелые». Их добивали, – рассказывает еще один «айдаровец». – Наш хирург тогда получил прозвище «Доктор Смерть». Он подошел к сепару, который уже «исходил», и начал рыться в своей сумке с лекарствами. Потом посмотрел на него и говорит: ну нет у меня для тебя лекарств, и добил его из «калаша», –  вспоминает Олег».

А боевик батальона «Гуцул» рассказал журналисту, что собирался отрезать пленному ухо, но его отговорил от этого командир.

Согласно данным милиции Северодонецка, в отношении членов батальона было открыто сразу 38 уголовных дел – причем, в основном по фактам ограблений. Они были переданы в Министерство внутренних дел и Министерство обороны – но официальный Киев умыл руки, отказавшись наказывать виновников, и практически демонстративно пообещав предоставить «Айдару» статус спецподразделения. И потому правозащитники без удивления констатировали, что местные жители нередко боятся публично свидетельствовать против избивших и ограбивших их героев нации и спасителей Украины. Ведь они и сейчас являются властью во многих населенных пунктах на севере области. Причем, после отступления от кварталов Луганска, которые жестоко обстреливали при участии «Айдара», командир батальона Сергей Мельничук публично заявил о том, что его боевики заминировали Луганскую тепловую электростанцию в городе Счастье – несмотря на то, что уничтожение подобных объектов, от работы которых зависит жизнь и здоровье сотен тысяч местных людей, запрещено международными конвенциями ведения боевых действий. 16 сентября на станции прозвучал взрыв, что оставило без света почти полмиллиона людей. И хотя Киев предсказуемо обвинил в этом «сепаратистов», после признаний героического сторонника «тактики выжженной земли» в это поверят на слово разве что самые преданные и наивные фанаты «Айдара».

Доклад правозащитников и обещания премьера не помогли остановить политический и уголовный террор. Более того, география преступлений луганских «парамилитарес» только расширилась. Вечером 9 сентября в Николаеве был похищен известный оппозиционными взглядами журналист газеты «Наш город» Александр Влащенко. Неизвестные, которые представились солдатами «спецподразделения МВД батальона «Азов» и батальона «Айдар» схватили его, отобрав мобильные телефоны и личные вещи, накинули на голову мешок и затолкали в автомобиль, где журналиста допрашивали и били его по голове. Затем похищенного вывезли за город. Там боевики имитировали его расстрел, передергивая над ухом затвор автомата. И потребовали от Влащенко доносить на недовольных политикой режима людей.

А 17 сентября жительница Лисичанска Екатерина Наумова заявила о том, что она уже более двух месяцев разыскивает своего 31-летнего сына Александра Минченко. 21 июля он вез в Харьков свою бабушку и был схвачен «айдаровцами». Бабушка молодого человека попала в больницу, а Александр бесследно исчез вместе со своей машиной.

«Саша ехал на внедорожнике «Митсубиси Паджеро Вагон». У меня есть догадка, что причина произошедшего – именно автомобиль. Ведь мой сын полностью аполитичен, он поддерживает целостность Украины и выступает против насилия. Кроме этого, солдаты из батальона так и не ответили мне, куда делась машина», – рассказывала разыскивающая сына женщина.

Читая это, я вспомнил Игоря, которому больше повезло при общении с представителя «батальона смерти». Остается только догадываться, о каком количестве жертв «Айдара» мы узнаем со временем, когда патриотическая истерия в украинском обществе схлынет вслед за волнами бессмысленно пролитой крови, и многие из нынешних «героев Украины» предстанут перед публикой в своем подлинном обличье – расистов и бандитов, убивавших, грабивших и пытавших украинских граждан. Ведь в Украине воюют десятки легализованных Киевом парамилитарных батальонов – и посвященный «Айдару» доклад Amnesty International указывает только на самую верхушку айсберга совершенных с их участием преступлений.

Этот день придет. И тогда важно будет вспомнить их фактических соучастников – украинские СМИ, которые покрывали и рекламировали опьяненных своей безнаказанностью правых боевиков, и открыто покровительствующие им власти.

Андрей Манчук http://liva.com.ua/batalonyi-smerti.html



Поддержи материал любой из кнопок !









Яндекс.Метрика








1993

ГРАД, ОБРЕЧЕННЫЙ…ВЫЖИТЬ

Луганск. Луганчане. Вместе в горе и в радости. И только смерть разлучит нас. Да простится мне эта перефразировка известной формулы. Но сегодня, после нескольких месяцев без воды и электричества, под обстрелами и бомбежками, мне кажется, что оставшиеся в моем городе стали не просто земляками. Родственниками. Братьями и сестрами. Вне зависимости от возраста, национальности, вероисповедания, положения в обществе до войны. Луганчане. Луганск.

На фото - спецпроект Луганск в объективе: Николай Сидоров.



О медиках, творящих чудеса и спасающих посеченных осколками и пулями людей, уже рассказал в газете «ХХI век» («Наших раненых мы не оставим в бою?«). О коммунальниках, спасателях, работниках исполкомов, транспортниках, даст Бог, успею дописать отдельную статью. Сегодня о луганчанах. Моих братьях и сестрах по общей беде.
Что отобрать для рассказа? Эпическое мозаичное полотно трескается от близких взрывов и сыпется на горячий асфальт. Журналист нагнулся и подобрал несколько цветных осколков. Некоторые были в грязи. С других капала кровь. Третьи сверкали подобно драгоценным камням. Кто-то может бы выбрал другие. Не спорю. Мне понравились эти. «Осколки». Фрагменты блокадной жизни осажденного ЛУГАНСКГРАДА.



1-й «осколок» – «ГАВРОШ» из Малой Вергунки

Жаркий июльский полдень. На остановке возле СШ№39 пилю на дрова срубленное снарядом дерево. Гружу на свою инвалидную коляску. Время от времени отдыхаю, опираясь на костыль. Курить хочется… И тут, прям как в сказке, тормозит рядом велосипедист. Худенький паренек лет двенадцати черный от загара и пыли. Достает пачку дамских, тонких как спички сигарет и протягивает мне две штуки:

– Вы когда-то мне для отца сигарету дали. Возьмите.

– Откуда?

– Аж на квартал Мирный мотался. Дорогие, гадство. 50 гривень за пачку. Но отец на блокпосту без курева мается.

Я содрогнулся. От поселка Малая Вергунка до квартала Мирный и обратно – почти марафонская дистанция. Под обстрелами. На следующий день взял в горисполкоме сводку за эти сутки. День относительно спокойный. Несколько сгоревших домов и машин. Два десятка обезвреженных МЧСниками неразорвавшихся боеприпасов. 5 убитых и 15 раненых мирных жителей.

– Спасибо за сигареты. Как зовут-то тебя…(вертевшееся на языке «малец», при взгляде в его взрослые на детском лице глаза, так и не произнеслось)…парень?

– Гаврошем зови.

А я до войны искренне считал, что молодежь классическую литературу не читает.



Collapse )

5-й «осколок» – Два осколка без кавычек

Эти заметки пишу от руки, сидя на лавочке. Листки бумаги, чтобы ветер не унес, придавливаю двумя осколками от 82мм мин. Один из них в июле прилетел ко мне в правую ногу. А второй подобрал на днях в районе областной библиотеки им. Горького в сквере Дружбы народов. На территории бывшего Гусиновского кладбища. Именно там, где был похоронен первый городской голова Луганска Холодилин. Человек, который два века назад очень много сделал для моего города. Наверное, в первой фразе журналист все-таки ошибся. Луганск. Луганчане. Вместе в горе и в радости. И даже смерть не разлучит нас.

Руководитель Службы расследований «Независимого ордена журналистов («НОЖ«) Украины, член Международного сообщества писательских союзов (МСПС, Москва)

Сергей Сорокин

https://xxivek.net/article/27848
Луганский житель

Луганск послеосадный

Оригинал взят у luganskiy_lgua в Луганск послеосадный

Луганск в объективе: жизнь после осады16 сентября 16:44


Известный луганский фотожурналист, член Национального союза фотохудожников, победитель многих престижных международных конкурсов Николай Сидоров настоящее время находится в Луганске. Благодаря ему наши читатели смогут увидеть улицы родного города и лица знакомых и родных.

В этот раз Николай Сидоров поделился с нами свежими фотографиями из жизни в городе, а также кадрами разрушений, которые получило ранее при обстреле украинской артиллерией здание главной региональной научной библиотекой им. М. Горького, расположенной в Луганске.

Collapse )

Поддержи материал любой из кнопок !









Яндекс.Метрика