March 12th, 2014

1993

Луганский бизнесмен отказался платить налоги нелегитимному правительству

Луганский предприниматель Николай Зеленец, собственник нескольких компаний — производителей пожарного оборудования, решил не перечислять налоги. Вместо этого он подготовил письмо в Государственную налоговую администрацию, где объяснил нежелание платить отсутствием оснований для уплаты налогов. Об этом сообщает CXID.info.

Юристы компании акцентируют внимание на том, что в данный момент неясно, кому перечислять налоги. Существует проблема с легитимностью власти: «Непонятно, кто должен расходовать налоги? Властная вертикаль, созданная с нарушением процедуры (назначение и.о. президента Верховной радой) или президент, который не был отстранен согласно процедуре импичмента», — говорит Николай Зеленец.

У предпринимателя есть вопросы — кто и как расходует поступления от налогов. Он заявляет, что в Луганске не работают должным образом правоохранительные органы, власть с сомнительной легитимностью не может обеспечить защиту территориальной целостности государства.

Николай Зеленец утверждает, что ДП «НАБАТ» возобновит перечисление налогов после того, как станет ясно, кто в Украине есть легитимная власть.

Buy for 20 tokens
***
...
1993

Алчевск не хочет пастора-самозванца.

Оригинал взят у majorua в Был в Алчевске, никто не хочет на Украине пастора-самозванца.
Алчевск 10.03.2014 года.
Алчевск за то, чтобы центр даже не вмешивался в дела регионов. Разговоры только о незаконности того, что произошло в Киеве, о том что педераст ляшко беспредельничает под прикрытием ментов в Луганске. Еще говорят о том, что кличко дальше гостиницы, в которую его определил ахметов не вышел. Говорят о том, что АМК почти умер и если не россияне, то уже не оживет и пойдет на металлолом, метал, который выдают электропечи в три раза дороже китайского и кроме ахметова его никто не покупает. Тарута же на краю банкротства и чтобы поправить свое финансовое положение согласился стричь бабки губернатором Донецка.
Ну а митинг выглядел как-то так

на митинге, который никто не собирал было около 200 человек, все единогласно высказывались о том, чтобы бойкотировать и не признавать выборов, которые назначило нелегитимное правительство в Киеве на май месяц
1993

Донбасс, вставай!



Донбасс, вставай!

Собираем людей, Донецк, Шахтерск, Макеевка, Горловка, Енакиево, Мариуполь, все близлежащие, не по сетям, только реал, друзья знакомые, родственники, через соц сети связуемся с областными центрами Луганск, Харьков, они так же собирают у себя, дата 15.03.14 в Донецке на пл. Ленина, стягивать людей можно с 13.03.14, можно брать с собой палатки, консервы на 3 дня, сбор на Ленина, местные помогают с едой. Нужно собрать не менее 50000 чел. Работаем по майдану, захват, баррикады, губернаторов в отставку.Подарим Крыму 16 число, оттянем силовиков на себя, Не меньше 50000, иначе опять будет прогулка с флагами.

От себя прошу всех неравнодушных читателей максимально распространить эту информацию в социальных сетях и блогосфере, а так же вести личную агитацию среди жителей Донбасса. Им очень нужна наша поддержка.

Донбассовцы, вставайте и берите власть в свои руку. Долой киевскую хунту и ее эмиссаров. Вся власть народу!
1993

Заявление Народного губернатора Луганщины

Оригинал взят у putnik1 в УЧИТЬСЯ У ВРАГА!


Заявление Александра Харитонова (ПСПУ), народного губернатора Луганщины об аресте Клинчаева, о референдуме и о ситуации в Луганской области.

От себя.
Ребята, время слов кончилось.  Вас уже похищают и бьют, а скоро будут убивать. Неформально, но вам от этого лучше не будет. Чем болтать языками, лучше расходитесь по домам. Или учитесь у них. Чтобы, хоть ОПГ СБУ, хоть ОПГ ПС боялись появляться в Луганске. И это уже без вариантов.
1993

Интервью народного губернатора Луганска Харитонова

Оригинал взят у luciusvorren в Интервью народного губернатора Луганска Харитонова

— Какая обстановка сейчас в Луганске?

— Обстановка напряженная.

— В Донецке тоже был избран народный губернатор Паша Губарев, но через неделю его арестовали. Не боитесь повторения его судьбы?

— Нет, я больше всего боюсь, если сюда придут необстрелянные, необученные, неорганизованные люди, и прольется кровь. Вот этого боюсь, а то что меня арестуют — ну что, кто в тюрьме-то не сидел. Ну и я посижу, что здесь будет-то.

Оппозицией я занимаюсь очень давно. Бандеровской власти не хочу. Если нужно будет писать Путину, буду писать Путину.
Расклад на сегодня такой: вчера мы взяли обладминистрацию, вошли в нее. Губернатор написал отказ от должности, то есть ушел в отставку. Выпустили его беспрепятственно из областного совета. Через несколько часов заявил, что сделал это под давлением экстремистов, и считает ее [отставку] недействительной. Теперь вопрос: как же он править будет. Если он то будет, то не будет. Мужское слово, значит, ничего не значит. Следовательно, он обманщик.

Начальник мало того, что новой властью назначен, и его как-то не воспринимают особо, несмотря на то, что он луганчанин, а теперь он еще показал, что он обманщик, поэтому Луганская область после этого его вообще не примет.

— Я сейчас пишу про народных лидеров в других юго-восточных областях Украины. Как вас назначили народным лидером? Как это произошло?

— Вот смотрите. Сначала мы выходили против Евросоюза. Началось где-то в начале октября еще. Мы сторонники Таможенного союза. Хотя зачинщиком акций в пользу ЕС была правящая партия — Партия регионов. Они проводили всяческую пропаганду: ставили палатки-зеркала за Европейский союз, мы — за Таможенный, объясняли людям, что такое Европейский союз на самом деле. Проводили фотовыставки, как живет Европа. Боролись флэшмобами с различными акциями, ездили в Киев.

Потом встал выбор. Я был участником еще событий 2004 — 2005 года. Я знал, чем Майдан отличается, как проплачивается за границей за миллионы долларов. Естественно, мы стали сразу выступать против Майдана. Мы связались с властью, заявили о том, чтобы они поняли, что это все направлено прежде всего против них. Хотя мы не большие сторонники Партии регионов, точнее, даже наоборот. Под их флаг мы не пойдем, но, тем не менее, так как общая беда приходит — мы готовы бороться вместе, но нужна какая-то помощь. Ресурсами, возможно, какими-то организационными процессами. Помощи нам никто не оказал, то есть они спустили все на самотек.

До середины февраля они были уверены, что у них хватит сил удержать Майдан. Хотя им усиленно втемяшивали в голову, что это невозможно будет сделать — идет неонацистский путч, и с фашистами договориться невозможно. В итоге произошла смена власти, путем путча, военного переворота или как там это еще можно назвать, но никак не революции. Местная власть даже поддержала нас в чем-то. Поставили нам великолепную палатку. Поставили сначала две, но одну сразу же забрала Партия регионов, а потом прекратили с нами всяческие отношения.

Ну, прекратили и прекратили. Мы сейчас выживаем за счет палаточного городка. Проводим митинги антифашистские, антимайдановские против вступления в Европу. В последнее время начали выдвигать свои требования.

— Какие сейчас у вас требования?

— Во-первых, русский язык, православная вера московского патриархата — это незыблемая для нас вещь. Дальше — референдум о федерализации для того, чтобы иметь свой законодательный орган. И скорее всего, один из вопросов даже будет двойное гражданство — украинское и российское. Для кого-то может какое-то другое, но мне предпочтительнее российское. Вот эти вопросы нас сейчас очень сильно беспокоят.

Последние события показали, что милиция нас защитить не может, в Киеве это было явно видно. Армия восточных регионов — ее просто не существует. Народу остается две вещи — либо защищать себя самим, либо обращаться за посторонней помощью. Так как НАТО — это далеко не наши друзья, то единственным нашим защитником, гарантом нашей безопасности является Россия. Один из вопросов на референдуме — обратиться к президенту России, как бы его там не звали в последующем, с тем чтобы он стал гарантом конституционных прав для жителей Украины, для жителей нашего региона. Вот вкратце о том, что произошло.

— Дальше какие шаги? То есть как видите развитие событий?

— Вчера мы взяли обладминистрацию, сегодня утром мы ее вернули в целости и сохранности, только двери немножко поломали. Людей мы вывели частично ночью, еще частично сегодня утром. Цель этого была одна единственная — у нас единственная легитимная власть на сегодняшний день в нашем регионе — областной и городской совет.

Областной совет в силах провести местный референдум по вопросу федеративного устройства. Они всячески будут этому сопротивляться. Вчера было заявлено, что депутаты не будут собираться в захваченном здании, что они боятся и еще что-то там. Хорошо, мы обещали, что здание не будем блокировать, то есть выйдем отсюда, что и сделали. Теперь шаг за депутатами.

Сегодня целый день прошел в переговорных процессах. Пока я не знаю, когда будет сессия и когда будет все остальное. Если депутаты не пойдут к нам навстречу, то мы пойдем к депутатам, будем их просить о единой сессии, как в субъектах, чтобы они откликнулись на просьбу народа, который их избрал. У нас сейчас пауза — мы ждем ответа с той стороны. Хотя мы не очень хорошо относимся к действиям Партии регионов, особенно в последнее время, но тем не менее они являются единственной легитимной властью на сегодняшний день в нашем регионе. Сейчас мы пока ждем их решения.

— Вы — лидер всего этого процесса. Почему вы, откуда вы?

— Я 71-го года рождения. Родился в городе Ворошиловград, сейчас это город Луганск. Прожил здесь всю свою жизнь с небольшими отъездами в ближнее и дальнее зарубежье. Практически вся сознательная жизнь прошла здесь. До 2005 года работал инженером связи на магистральном газопроводе, который здесь проходит. Потом случилась оранжевая революция, которая меня захватила. И с 2004 я активно участвовал в различных общественно-политических процессах. Из этих процессов антинатовские акции различные, практически все. И высадка войск — две таких самых ярких. Потом ездили с православными на Западную Украину, в Центральную. Ну, и защита русского языка. И все время оглядка на «старшую сестру» — Россию, от которой помощи, если честно, ни разу не видели.

— Как я понял, в требованиях нет такого, чтобы вообще отделиться из состава Украины?

Ну, вообще, это по умолчанию. Просто, если мы говорим от отделении, то есть статья УК о сепаратизме, со сроком до 7 лет, поэтому федерация — это первое, что мы хотим.

На этом последнем намеке мы и закончили наш разговор — у народного вожака дела. «Петрович, ну що делать? Скажи! Одни слова, действия нам дай», — подошли к нему мужики с суровыми шахтерскими лицами.

Кстати, только люди узнают, что ты представляешь российскую прессу и видят твой красный паспорт с орлом, то отношение резко меняется. Теперь для них ты не просто журналист, а представитель силы, от которой ждут помощи. «Ну, что, когда там ваши войска подойдут, сколько нам еще ждать? Пора. Почему Путин медлит, передай ему, просим, щоб не затягивал», — все как один спрашивают ополченцы.

Но, в отличие от Донецка, флаги Украины не срывают, а вешают их наравне с российскими: «Флаг России мы противопоставляем флагу Европейского союза, и у нас взгляд на триколор как на гаранта, как на Таможенный союз, а георгиевские ленты — это против УНА-УНСО и их черно-красные флаги. Мы за федерализацию области».

Но митинги также идут. Понедельник, 10 марта, был выходным днем, и под вечер народного схода у областного совета к митингующим обратился священник инок Александр с «Горы Афона», который призвал местных мужиков не пить водку в такой трудный час и самоорганизоваться, при этом признался, что, по сути, он и его клирики действуют в противовес Киевской церкви.

«Отец Рафаил просил передать, братья и сестры, не бойтесь смерти, не бойтесь. Все будут тут мученики, все уйдут в мир иной, и это не страдания, а награда — это говорит наше Святое писание. Гоните от себя страх, но это не значит безрассудство. Нужно только взвешенное решение. Радуйтесь о святой Руси, которая восстает, царь православный придет, это будет наш русский царь, он не будет разделять славян», — обратился от к толпе.

Сейчас люди находятся в палаточном городке у областного совета и продолжают нести дежурство, к ним подтягиваются ополченцы с соседних поселков и городков. Они хотят референдум.
Ростислав Журавлев, Служба новостей «URA.Ru»